СУПОТНИЦКИЙ МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ

МИКРООРГАНИЗМЫ, ТОКСИНЫ И ЭПИДЕМИИ

ГЛАВА 2.4. БИОЛОГИЧЕСКИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ


СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги

Следующая глава ~~>

Чтобы свести к минимуму нежелательные последствия биологического нападения или террористического акта, медицинские работники и работники правоохранительных органов должны сознавать опасность биологической войны и терроризма. Они должны иметь соответствующее представление о возбудителях болезней, которые могут быть приспособлены для военных целей, и об их воздействии на организм жертвы, о закономерностях развития искусственных эпидемических процессов и тех его признаках, знание которых позволит заподозрить биотеррористический акт или диверсию.

Биологический террористический акт. Биологические агенты воспринимаются террористами в качестве «атомной бомбы бедных». При этом они исходят из опасной иллюзии того, что поражающие возможности биологического оружия (БО) сопоставимы с ядерным, но его стоимость значительно меньше, а технология производства доступнее (рис. 55).

Рис. 55. Мистифицируемая сравнительная эффективность ядерного и биологического оружия.

Рис. 55. Мистифицируемая сравнительная эффективность ядерного и биологического оружия. Теоретические оценки поражающей способности биологических агентов породили опасные иллюзии в странах третьего мира. Многим политикам в этих странах кажется, что обладание собственным БО придаст им больший вес в ядерном мире. Для террористов биологические агенты представляются тем инструментом, с помощью которого они могут поставить на колени мощные в военном отношении государства [Siegrist D., 1999].

В качестве биологических поражающих агентов террористами могут быть использованы бактерии, вирусы или биологические токсины. Специалисты из U.S. Army Medical Research Institute of Infectious Diseases (USAMRIID, Fort Detrick, США) в качестве примеров микробных агентов и токсинов, которые могут быть использованы в террористических актах, называют: В. anthracis (сибирская язва), ботулинический токсин, стафилококковый энтеротоксин В (SEB), возбудители чумы, Ку-лихорадки, туляремии, мелиоидоза, бруцеллеза и ряд других. Обзор нескольких биологических агентов; синдромов болезней, вызываемых ими; и лечебных мероприятий, доступных клиницистам, представлен в табл. 28.

Таблица 28

Краткое описание биологических агентов, синдромов болезней и лечебных мероприятий*

Агент

Инкубационный период

Диагностические пробы (BSL)**

Диагностический анализ

Меры изоляции больного

Химиотерапия

Химиопрофилактика

Вакцинация

Сибирская язва

1–5 дней

Кровь (BSL-2)

Окрашивание по Граму. Ag-ELISA. Серология: ELISA

Стандартные меры

Ципрофлоксацин 400 мг в/в каждые 8–12 ч. Доксициклин 200 мг в/в, затем 100 мг каждые 8–12 ч. Пенициллин 2 млн. ед. в/в, каждые 2 ч + стрептомицин 30 мг/кг в/м, каждый день (или гентамицин)

Ципрофлоксацин 500 мг перорально 2 раза в день в течение 4-х нед. Доксициклин 100 мг перорально 2 раза в течение 4-х нед. + вакцинация

Вакцинация групп риска

Бруцеллез

5–60 дней (иногда месяцы)

Кровь, костный мозг, сыворотки от больных в острой фазе и от выздоравливающих (BSL-3)

Серология: агглютинация Культивирование

Стандартные меры

Доксициклин 200 мг в день перорально + рифампицин 600–900 мг/день перорально в течение 6 нед.

Доксициклин и рифампицин в течение 3-х нед.

Эффективной вакцины нет

Чума

2–3 дня

Кровь, мокрота, материал

из лимфотического узла (BSL-2/3)

Окраска по Граму или по Райт-Гимза Ag-ELISA. Культивирование

Серология: ELISA, IFA

Легочная форма: предупреждение воздушно-капельного заражения, если больного не лечили 3 сут.

Стрептомицин 30 мг/кг в/м каждый день в 2 дозах в течение 10 дней (или гентамицин). Доксициклин 200 мг в/в, затем 100 мг в/в каждые 12 ч в течение 10–14 дней. Хлорамфеникол по 1 г в/в каждые 6 ч в течение 10–14 дней

Тетрациклин 500 мг перорально 4 раза в день в течение 7 дней. Доксициклин 100 мг перорально каждые 12 ч в течение 7 дней

Вакцинация групп риска

Лихорадка Ку

10–40 дней

Сыворотка (BSL-2/3)

Серология:

ELISA, IFA

Стандартные меры

Тетрациклин 500 мг перорально каждые 6 ч в течение 5–7 дней. Доксициклин 100 мг перорально каждые 12 ч в течение 5–7 дней

Тетрациклин после экспонирования в течение 5 дней. Доксициклин после экспонирования в течение 5 дней

Вакцинация групп риска

Туляремия

2–10 дней

Кровь, мокрота, сыворотка, ЕМ тканей (BSL-2/3)

Культивирование. Серология: агглютинация

Стандартные меры

Стрептомицин 30 мг/кг в/м каждый день, 10–14 дней. Гентамицин 3–5 мг/кг в день в течение 10–14 дней

Доксициклин 100 мг перорально каждые 12 ч в течение 14 дней. Тетрациклин 2 г/день перорально в течение 14 дней

Вакцинация групп риска

Оспа

7–17 дней

Мазок из зева, струпья (BSL-4)

ELISA, ПЦР, выделение вируса

Предупреждение аэрогенного заражения

Цидофовир (эффективен in vitro)

Иммуноглобулин к вирусу вакцины 0.6 мл/кг в/м в течение 3 дней после экспонирования, лучше всего в течение 24 ч

Вакцинация до и после экспонирования. Рекомендуется по прошествии трех лет после последней вакцинации

Вирусные энцефалиты

VEE, 2–6 дней EEE/WEE, 7–14 дней

Сыворотка VEE (BSL-3) ЕЕЕ (BSL-2) WEE (BSL-2)

Выделение вирусов. Серология: ELISA или ингибирование гемагглютинации

Стандартные меры (борьба с комарами)

Поддерживающая терапия: анальгетики, препараты от судорог при необходимости

Нет

Вакцины мало эффективны (за исключением YE)

Вирусные геморрагические лихорадки

4–21 день

Сыворотка, кровь. Большинство вирусных геморрагических лихорадок (BSL-4). RVF, KHF и YF (BSL-3)

Выделение вирусов Ag-ELISA RT-PCR. Серология: Ab-ELISA

Предупреждение контактов. Рассмотрение дополнительных мер в случае обширной геморрагии

Поддерживающая терапия: рибавирин (CCHF/аренавирусы) 30 мг/кг в/в первоначальная доза 15 мг/кг в/в каждые 6 ч 4 дня, 7.5 мг/кг в/в каждые 8 ч 6 дней. Пассивные антитела к AHF, BHF, лихорадке Ласса и CCHF

Нет

Малоэффективные вакцины против ANF и RVF. В России разработан иммуноглобулин для экстренной профилактики лихорадки Эбола

Ботулизм

1–5 дней

Мазок из носа (возможно) (BSL-2)

Ag-ELISA. Биопроба на мышах

Стандартные меры

Семивалентный антитоксин DDD для серотипов A-G (IND): лошадиный, ампула (10 мл) в/в. Трехвалентный лошадиный антитоксин для серотипов А, В, Е (лицензир.)

Нет

Иммунизация групп риска

Стафилококковый энтеротоксин В

1–6 ч

Мазок из носа, сыворотка, моча (BSL-2)

Ag-ELISA. Серология: Ab-ELISA

Стандартные меры

Вспомогательное дыхание и заместительная терапия

Нет

Нет

*(по данным USAMRIID; Franz D.R. et al., 1997).

**Сокращения: BSL — уровень биобезопасности; Ag — антиген; IFA — количественный иммнофлуоресцентный анализ; IND — новый лекарственный препарат, проходящий клиническое испытание; ЕМ — электронная микроскопия; ПЦР — полимеразная цепная реакция; VIG — иммуноглобулин к вирусу вакцины; DDD — Министерство обороны; VEE — венесуэльский энцефалит лошадей; ЕЕЕ — восточный энцефаломиелит лошадей; WEE — западный энцефаломиелит лошадей; RVF — лихорадка долины Рифт; KHF — корейская геморрагическая лихорадка; YF — желтая лихорадка; RT-PCR — ПЦР с обратной транскриптазой; Аb — антитело; CCHF — конго-крымская геморрагическая лихорадка; AHF — аргентинская геморрагическая лихорадка; BHF — боливийская геморрагическая лихорадка.

Несмотря на очень разные характеристики этих микроорганизмов и токсинов, как террористические средства они имеют некоторые общие характеристики. Они могут быть переведены в мелкодисперсный аэрозоль  с размером частиц около 1 - 5 мкм, способный проникнуть в дистальные бронхиолы и терминальные альвеолы незащищенного человека. Доставка аэрозолей к цели может осуществляться террористами при помощи простых технологий, включая промышленные распылители с соплом и источник энергии, модифицированный для генерирования частиц такого размера. Аэрозоль может быть распылен с линейного источника (самолет или корабль), двигающегося против ветра от намеченной цели; или с наветренной стороны от района-цели из точечного источника (стационарный распылитель или ракетные кассетные боеприпасы). Другими возможными способами экспонирования к биологическим агентам являются пероральный (преднамеренное заражения пищи и воды) и чрескожный (инъекции) [Franz D.R. et al., 1997].

Формы и способы осуществления биологических террористических актов чрезвычайно разнообразны. Некий B. Stewart в январе 1999 г. был осужден в США за умышленное инфицирование своего 11 месячного ребенка кровью больного СПИДом. Как он сам объяснил суду — для того, что бы не платить за его содержание. Канадский аспирант-паразитолог E.Kranz в 1970 г. пытался убить своих соседей по арендуемой квартире, заразив их пищу паразитом Ascaris lumbris coides [Atlas R.M., 1999]. Мотивы и убеждения террористов, а также обстоятельства совершения отдельных биологических террористических актов, приведены в табл. 29.

Таблица 29

Мотивы и обстоятельства совершения отдельных биотеррористических актов*

Организаторы

Мотивация

Идеология

Объект (ы)

Агент (ы)

План террористического акта

Противодействие террористическому акту

Weather Underground (1970) «Гроза под землей»

Временная инкапситация жителей американских городов для демонстрации «неспособности федеральных властей»

Революционное движение, оппозиционное американскому империализму и войне во Вьетнаме

Жители городов США

Биологические агенты пытались получить в USAMRIID путем шантажа военнослужащего-гомосексуалиста

Подбросить инапситирующие биологические и химические агенты в питьевую городскую воду

Возможно, это недостоверный случай

R.I.S.E. (1972) Террористическая организация «Райс»

Уничтожить большинство людей для предотвращения разрушения природы и создать расу сверхлюдей

Преступники были студентами колледжа, подвергшимися влиянию идеологии экотерроризма и наркокультуры 1960-х гг.

Сначала планировалось совершить действие в отношении «мировой популяции», затем сузить круг жертв до постоянных жителей 5 штатов вокруг Чикаго

Восемь микробных патогенов, включающие агенты, вызывающие дифтерию, дизентерию и менингиты

Аэрозольная атака с самолета и контаминация запасов городской воды

Атака сорвалась, когда были обнаружены микробные культуры; два главных подозреваемых бежали на Кубу

Red Army Fraction (1980) «Фракция Красной армии»

Планировалась биологическая атака против ведущих западногерманских политиков и бизнесменов

Марксистская революционная идеология

Конкретные цели неизвестны

Преступники пытались получить ботулинический токсин на явочной квартире в Париже

Неизвестен

Вероятно ошибочные сведения, впоследствии опровергнутые германским правительством

Rajneeshe Cult (1984) Религиозная секта Раджнишистов

Планировалась инкапситацией избирателей выиграть местные выборы

Индийский религиозный культ, возглавляемый харизматическим гуру

Постоянные жители городков Dalles и Wasco County, штат Орегон (США)

Salmonella typhimurium

Использовалось много методов, в основном, инфицировалась пища салатных баров ресторанов. Инфицирован 751 человек

О заговоре стало известно после того, как секта развалилась и ее члены проинформировали полицию. Эпидемиологи предполагали теракт на основе собственных исследований

Minnesota Patriots Council (1991) «Совет патриотов Минесоты»

Нанесение вреда федеральным властям, личная месть

Антиправительственный протест; правое крыло движения «патриотов»

Должностные лица

Рицин, извлеченный из касторовых бобов, приобретенных по почте

Нанесением на кожу рицина, растворенного диметилсульфоксиде и в препарате алоэ или в составе сухого аэрозоля

В группу был внедрен информатор ФБР; четыре члена группы были арестованы

Aum Shinrikyo (1995) «Аум Синрике»

Реализация пророческого предсказания, устранение врагов, соперников, колеблющихся сектантов

Новая жизнь после страшного суда, культ становления теократического государства в Японии с харизматическим сильным лидером

Массовые популяции людей; отдельные оппоненты культу

Биологические агенты (B. anthracis, ботулинический токсин, возбудители Q-лихорадки и лихорадки Эбола), и химические агенты (зарин, VX, синильная кислота)

10 попыток аэрозольного применения биологических агентов. Все оказались неудачными

Много террактов с применением химических агентов, приведших к гибели, по крайней мере, 20 человек; пострадали более 1000 человек. Разгромлена властями

Larry Harris Ларри Харрис (1998)

Угроза для американцев БО Ирака

Связь с группой «Арийская

Нация»

Неопределенные угрозы в адрес американских властей

Пытался получить возбудители чумы и сибирской язвы (вакцинный штамм) и некоторые другие бактерии

Обсуждал диссеминацию биологических агентов с помощью самолетов-опылителей и другими способами

Арестован после того, как публично заявил о желании совершить биологический террористический акт в отношении американских официальных лиц

* По J. Tucker (1999).

У лиц, готовящих биологические террористические акты (диверсии), имеются самые разные убеждения — от религиозных до политических, от левых до правых и даже зеленых. Главное, что их объединяет, это бионегативное восприятие окружающего мира. В тоже время мотивы биологических террористов определяют ряд характерных особенностей таких преступлений:

масштабность и, нередко, бредовость замысла преступления («демонстрация неспособности властей», «истребить большинство людей и создать расу господ», «реализация пророческого предсказания» и др.);

о таких терактах не объявляют и за них не берут на себя ответственность — биологические теракты используют для скрытого удара, как элемент непрямой стратегии;

беспредельная жестокость, стремление уничтожить как можно больше людей и направленность исключительно на гражданское население.

Наиболее масштабным осуществленным биологическим террористическим актом является инфицирование сальмонеллами 751 человека в американском городке Далласе в 1984 г. (ниже мы рассмотрим этот теракт более подробно). Наиболее масштабным удавшимся, но не доказанным терактом (диверсией), видимо, является эпидемия сибирской язвы в 1979 г. в Свердловске вблизи советского военного объекта (мы её тоже рассмотрим). Наиболее масштабными, но неудавшимися биологическими террористическими актами, можно считать попытки японской секты «Аум Синрике» применить различные возбудители и токсины в Токио. Эта секта в апреле 1990 г. оборудовала автомобиль системой для рассеивания ботулинического токсина, и автомобиль распылял токсин вокруг здания японского Парламента. В июне 1993 г. сектанты пытались расстроить свадьбу японского кронпринца путем диспергирования ботулинического токсина с помощью той же автомобильной системы. В конце июня 1993 г. ими была предпринята попытка распространения возбудителя сибирской язвы с крыши одного из токийских зданий (его рассеяние продолжалось в течение 4 сут). А еще раньше, 15 марта, члены секты оставили в метро в Токио три портфеля с целью распространения там ботулинического токсина [Atlas R.M., 1999]. Удивляет та предельная жестокость, с которой осуществлялись эти террористические акты. Мишенью «Аум Синрике» был собственный народ, а в качестве поражающих агентов сектантами были выбраны самые смертельные из них. Видимо, такова особенность психологии лиц, решившихся на акт биологического террора. Неудачи этих террористических актов свидетельствуют о том, что террористы еще не научились полностью использовать заложенный в биологических агентах смертельный потенциал.

Эпидемиология террористического акта при однократном применении биологического агента. Биологические террористические акты и диверсии будут готовиться и осуществляться скрытно. Поэтому экспонированные агентом люди окажутся единственным и наиболее точным детектором биологического нападения. При отсутствии сведений о нападении, возросшее число больных с признаками и симптомами, вызванными диссеминированным возбудителем болезни, является, по всей вероятности, первым индикатором того, что был совершен биологический террористический акт [Franz D.R. et al., 1997]. В развивающемся эпидемическом процессе необходимо выявить еще ряд дополнительных обстоятельств, характерных именно для террористического акта.

Сжатая эпидемическая кривая с пиком, достигаемым для некоторых возбудителей за несколько суток (эпидемиология «точечного источника»). При большинстве естественно возникающих эпидемий наблюдается постепенный рост числа заболевших, так как люди постепенно вступают в контакт со все возрастающим числом больных, переносчиков инфекции или предметов, служащих передатчиками патогена. В противоположность этому, все те, кто подвергся нападению с применением БО, должны вступить в контакт с биологическим агентом примерно в одно и то же время. Сжатая эпидемическая кривая будет наблюдаться в большинстве случаев экспонирования к точечному источнику инфекции, включая вспышки пищевого отравления, которые могут быть естественными или, возможно, умышленно спровоцированными [Franz D. et al., 1997]. Однако эта кривая индивидуальна и будет зависеть от инкубационного периода и течения болезни.

В качестве примера приведем модель, разработанную специалистами Center for Disease Control and Prevention (Atlanta, Geordia, США). Авторы сравнивали воздействие теоретического биотеррористического нападения на пригород крупного города. Они исходят из того, что нападение производится путем генерирования аэрозоля биологического агента вдоль линии поперек направлению ветра. Аэрозольное облако проходит над площадью цели за период времени в пределах 2-х часов. Предполагалось также, что ингалируемая доза составила не менее одной ИД50. Человек, который экспонировался к облаку B. anthracis в любой точке в период 2 часов его прохождения, вдыхал одну ИД50, а человек, который экспонировался к B. melitensis или F. tularensis, вдыхал от одной до 10 ИД50, в зависимости от его близости к источнику аэрозоля.

Эпидемическая кривая для сибирской язвы, рассчитанная по дням после экспонирования, давала 0% случаев на период менее 1 дня; 5% — через 1 день; 20% — через 3 дня; 35% — через 4 дня; 20% — через 4 дня; 10% — через 5 дней; 5% — через 6 дней; и 5% — через 7 и более дней (рис. 56).

Рис. 56. Сжатая эпидемическая кривая при однократном применении биологического агента.

Рис. 56. Сжатая эпидемическая кривая при однократном применении биологического агента. Эпидемиология «точечного источника» — динамика появления больных сибирской язвой после однократного ингаляционного инфицирования населения спорами B. anthracis. По модели биотеррористического нападения на пригород большого города [Kaufmann A. et al., 1997].

Смертность также варьировала исходя из дня, в который были замечены первые симптомы. Для пациентов с симптомами, появившимися в первый день, она считалась равной 85%; для пациентов с симптомами на второй день — 80%; при появлении симптомов на третий день — 70%; на четвертый, пятый и шестой дни — 50%; и на седьмой и последующие дни — 70%. Возросшая смертность среди заболевших при инкубационном периоде 7 и более дней рассчитывалась из допущения запаздывания диагностики и, как следствие, начала лечения.

Эпидемическая кривая для бруцеллеза по дням после экспонирования характеризовалась 4% случаев в интервале 0 дней, 6% случаев в интервале 8 дней, 14% — в интервале от 15 до 28 дней, 40% — от 29 до 56 дней, 26% — от 57 до 112 дней и 10% — от 113 дней и далее. Смертность оценивалась на уровне 0,5%.

Эпидемическая кривая для туляремии по дням после экспонирования предполагалась следующей: в период менее 1 дня — 0% случаев; 1 день — 1%; 2 дня — 15%; 3 дня — 45%; 4 дня — 25%; 5 дней — 10%; 6 дней — 3% и 7 и более дней — 1%. Оцениваемая смертность составляла 7,5%.

Пик поступления больных сибирской язвой и туляремией придется на третий день после террористического акта; больных бруцеллезом — в интервале от 29 до 56 дней.

При использовании террористами биологических токсинов максимальное количество пораженных появится в течение нескольких часов [Franz D. et al., 1997].

«Невозможная эпидемиология». Например, эпидемиология лошадиных энцефалитов у людей тесно связана с экологией этих вирусов в естественно возникающих эндемических очагах. Сведения о широком распространении случаев инфицирования вирусом венесуэльского энцефалита (ВЭЛ) лошадей среди людей за пределами известных эндемических районов, при отсутствии условий для природной трансмиссии — комаров—переносчиков или заболевания у лошадей, следует рассматривать с подозрением, поскольку они могут свидетельствовать о неестественном попадании вируса в окружающую среду. К невозможной эпидемиологии также нужно относить все случаи появления болезни, которая является необычной для данного географического района, особенно если их появляется сразу несколько [Franz D. et al., 1997].

Локализованностъ эпидемического очага. Эпидемия возникает с подветренной стороны от точки атак. Если появится подозрение, что вспышка вызвана аэрогенным инфицированием людей, то всегда среди заболевших можно определить круг лиц, находившихся в зоне прохождения аэрозольного облака.

К менее важным эпидемическим признакам можно отнести следующие.

Распространенность легочных поражений. По мнению ряда специалистов такие поражения свидетельствуют о террористическом акте [Wiener S.L., 1987]. Однако легочных поражений может вообще не быть, если биологический агент попал в организм человека с пищей (возбудители энтероинфекций) или был введен ему в кровь (ВИЧ, токсины). Кроме того, не у всех инфекций всегда развивается легочная форма болезни после проникновении возбудителя в легкие. Например, возбудитель сибирской язвы из легких попадает в регионарные лимфатические узлы и там размножается, не вызывая в первые сутки болезни первичной пневмонии [Franz D. et al., 1997]. Сама же болезнь быстро переходит в септическую форму, с поражением многих органов и тканей. Среди них и менингиты, и вторичная пневмония. На поздней стадии болезни «легочная» и «кишечная» форма сибирской язвы практически не различаются между собой [Бургасов П.Н., Рожков Г.И., 1984].

Высокие показатели заболеваемости и смертности среди экспонированных лиц, больше имеют отношение к клинике инфекции, чем к ее эпидемиологии. Они зависят от выбранного террористами возбудителя инфекции и условий осуществления террористического акта.

Более высокие показатели заболеваемости и смертности, не характерные для данной болезни. Клинические симптомы возникшей болезни могут быть забыты из-за ее длительного отсутствия в регионе (как это произошло с Конго-Крымской лихорадкой, вспыхнувшей в станице Обливской Ростовской области). По этой причине никто из специалистов сразу не сможет сказать, что характерно для нее, а что нет. Кроме того, многие, если не большинство инфекционных болезней, вызываемых биологическими агентами, не имеют специфических признаков и симптомов в первые дни их проявления.

Более низкие показатели заболеваемости у персонала, защищенного от экспонирования (например, у тех, кто находился внутри здания). Эти показатели можно уверенно сопоставить только после окончания эпидемии и когда станет известно направление движения аэрозольного облака. Терракт может быть осуществлен и непосредственно в здании.

Устойчивость штаммов микроорганизмов к лекарственным препаратам. Действительно, природные штаммы возбудителей чумы, сибирской язвы, туляремии и ряда других болезней, чувствительны к большинству используемых в клинике антибиотиков [Шувалова Е.П., 1973]. Однако обнаружение резистентных штаммов в очаге подозрительной вспышки, свидетельствует о теракте только в совокупности с другими эпидемическими признаками теракта («эпидемиология точечного источника», «невозможная эпидемиология» и др.). В ином случае такая находка может оказаться просто расширением наших знаний о живой природе. Например, в Индии был выделен природный штамм B. anthracis, устойчивый к пенициллинам, обычно используемым для лечения сибирской язвы [Lalitha М., Thomas M., 1997]

Эпидемиология террористического акта при многократном применении биологического агента. Как показало расследование террористического акта в Далласе, на начальном этапе расследования у следователей возникло определенное психологическое препятствие в истолковании собранных ими эпидемиологических данных. Они считали, что преступники совершить такой акт могут только однократно, а дальше их должно заботить только то, как быстрее скрыться с места преступления. Однако, как оказалось, у террористов такого психологического препятствия не возникало. Будучи не удовлетворенными полученными результатами, они повторяли попытки инфицирования людей до тех пор, пока не получили нужный результат [Torok T. et al., 1997]. Кроме того, одновременно могут действовать несколько групп биотеррористов. Поэтому распространенное среди специалистов представление о сжатой эпидемической кривой биологического террористического акта, верно не для всех возможных сценариев .

При многократном использовании террористами биологических агентов возникнет несколько первичных очагов инфекции, появление которых будет растянуто по времени и эпидемиология «точеного источника» в начале эпидемии может не прослеживаться (рис. 57). В этом случае основным критерием искусственного эпидемического процесса остается «невозможная эпидемиология». Однако в последствии, когда картина эпидемии прояснится, можно будет проследить сжатые эпидемические кривые в отдельных локализованных очагах.

Рис. 57. Растянутая эпидемическая кривая при многократном применении биологического агента.

Рис. 57. Растянутая эпидемическая кривая при многократном применении биологического агента. Вспышка гастроэнтерита в Далласе имела две волны: с 9 по 18 сентября и с 19 сентября по 10 октября. Разрыва между волнами не было. Первая волна была связана с «испытаниями» агента террористами, вторая предназначалась для срыва выборов. Как правило, террористы применяли агент в каждом ресторане несколько раз. В обоих случаях имела место «неожиданная эпидемиология» — использованный террористами возбудитель обычно не распространяется с готовыми пищевыми продуктами [Torok T.J. et al., 1997].

Характерным для такого террористического акта также будет одновременное появление сразу нескольких инфекционных болезней с «невозможной эпидемиологией».

Расследование биологического террористического акта. Рассмотрим этот процесс на примере расследования террористического акта в Далласе. Для этого будем использовать материалы, опубликованные Center for Disease Control and Prevention, США [Torok T. et al., 1997].

Мотив преступления. В 1981 г. ученики Бхагван Шри Раджниша приобрели большое ранчо в округе Уаско для строительства новой международной штаб-квартиры индийских гуру. Создание общины было спорным с самого начала; основными вопросами конфликта были культурные ценности и проблемы землепользования. Части ранчо они хотели присвоить статус города Раджнишпучам, но грамота о присвоении статуса города оспаривалась в судах, что очень мешало новому строительству. Члены общины считали, что исход выборов в городке Даллас (население 10,5 тыс. человек) представителей в округ Уаско (население округа 21 тыс. человек) 6 ноября 1984 г. окажет значительное влияние на дальнейшее решение вопроса о землепользовании.

Как был заподозрен террористический акт? В течение месяца сальмонеллезом заболел 751 человек. При эпидемиологическом обследовании были идентифицированы средства передачи возбудителя болезни в виде продуктов в многочисленных закусочных самообслуживания с овощными блюдами и возможные периоды контаминации. Общие механизмы, посредством которых могло произойти инфицирование в закусочных, были исключены. После закрытия всех закусочных с овощными блюдами произошло резкое снижение частоты заболеваний и, возможно, именно это вмешательство положило конец вспышке. Однако данные факты трудно было увязать с тем, что в санитарно-гигиенической практике причастных к вспышке ресторанов не было выявлено грубых нарушений; что участники частных банкетов, пользовавшиеся закусочными с овощными блюдами, не пострадали; и что большинство ресторанов, связанных со вспышкой, не имели общих источников поставок пищевых продуктов. В связи с этим эпидемиологической службой штата Орегон были рассмотрены и другие возможные способы передачи возбудителя инфекции, среди них —умышленное распространение возбудителя болезни. Одновременно ФБР получило информацию от осведомителя о проведенном теракте.

Уголовное расследование. Администрации указанных ресторанов были заданы вопросы по поводу необычных инцидентов или недовольных работников. О подозрительных событиях сообщали в полицию штата Орегон и шерифу округа Уаско. ФБР контролировало действия местной полиции по расследованию. По завершении эпидемиологического исследования и после распада общины учеников Раджниша, ФБР, при техническом содействии санитарно-гигиенической лаборатории штата Орегон, провело расследование в клинических и лабораторных отделениях в Раджнишпураме. Из клинической лаборатории в Раджнишпураме следователи изъяли пробирку, содержащую стандартный штамм S. typhimurium (Американская коллекция типовых культур 14028, Роквилл, штат Мэриленд). Согласно имеющейся в клинике документации, лаборатория получила эту пробирку от коммерческого поставщика биологических продуктов еще до вспышки. Этот штамм S. typhimurium по антибиотикограмме, биохимическим маркерам, плазмидным профилям и рестриктазным переварам плазмидной ДНК ничем не отличался от штамма, выделенного во время вспышки от заболевших жителей городка.

Свидетельские показания осведомителя представили дополнительную информацию о мотивах преступного сговора и об осуществлении намеченного плана. Согласно его показаниям, раджинистами планировалось провести несколько преступных акций в заранее определенных ресторанах, в бакалейно-гастрономическом магазине и на городском водопроводе. Часть задуманных акций, по данным осведомителя, были осуществлены.

Источник инфекции для работников, которые заболели до того, как было документально подтверждено экспонирование посетителей ресторанов, остается неизвестным. Эти случаи болезни могли быть результатом первой неудавшейся попытки контаминации. По словам осведомителя, террористы были разочарованы, когда их первоначальные попытки не вызвали широкого распространения болезни, и в более поздних акциях они увеличили количество бактериальной культуры, вносимой в продукты питания.

Не было установлено никаких обиженных работников, которые могли иметь желание отомстить своим хозяевам. Уголовное расследование подтвердило, что работники ресторанов не участвовали в попытках контаминации.

Исследование окружающей среды. Санитарные врачи местного отдела здравоохранения и представители Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, выявили оптовых торговцев и подлинных поставщиков пищевых продуктов в рестораны, в которых происходило инфицирование людей S. typhimurium. Все эти рестораны были инспектированы санитарными врачами. Были просмотрены записи работы системы городского водоснабжения за сентябрь 1984 г. Во время вспышки для анализа были взяты пробы водопроводной воды в ресторанах. Был проведен анализ температур охлаждения в закусочных. Эти исследования позволили исключить из числа возможных причин вспышки  проникновение возбудителя инфекции из внешней среды или с оптовыми поставками продуктов. Стало ясно, что инфицирование пищи происходило непосредственно в ресторанах.

Эпидемиологическое определение места совершения теракта. Эпидемиологи работали независимо от агентов ФБР и не располагали информацией от осведомителя. Однако их данные не только совпали с теми, которые получило ФБР оперативным путем, но и оказались более обстоятельными. Наибольшее количество заболевших жителей городка оказалось связано с ресторанами, в которых имелись закусочные с овощными блюдами. Два ресторана без закусочных были ответственны за самое небольшое количество заболевших. Эти наблюдения позволили предположить, что инфицирование людей осуществлено в закусочных.

В двух ресторанах из числа тех, с которыми связывают наибольшее число инфицированных, были банкетные залы. Но ни одного случая среди посетителей 20 банкетов в период вспышки выявлено не было. Продукты для банкетных закусочных с овощными блюдами готовились в той же кухне, что и продукты для общих закусочных, но банкетные закусочные имели более ограниченный набор продуктов и работали только 1–0,5 ч/день. Источники продуктов, поставляемых в общие закусочные с овощными блюдами, были те же, что и для банкетов. Эти наблюдения эпидемиологов исключили возможность добавления S. typhimurium в пищу непосредственно в процессе ее приготовления.

Затем эпидемиологами были получены доказательства инфицирования пищи посетителями ресторанов. Во время второй волны вспышки болезни, из сливочной добавки к салату с голубым сыром одного из ресторанов, была выделена S. typhimurium, но она не была обнаружена в сухой смеси, использованной для приготовления приправы к этому салату. S. typhimurium также не была выделена из салата латука, который был получен из одной и той же партии, использованной ресторанами во время вспышки. Но ее обнаружили в таком салате, изъятом непосредственно из салат-бара, тогда стал понятен и способ, которым террористы инфицировали продукты. Работники обычно выставляли в закусочной полные контейнеры с каким-нибудь свежеприготовленным пищевым продуктом и не контролировали их в дальнейшем. Этим пользовались террористы.

Исследование выделенных штаммов. Для сравнения штамма, вызвавшего вспышку, с имеющимися изолятами, полученными от людей и животных во время национальных обследований, были проведены лабораторные исследования. Штамм, выделенный во время вспышки в Далласе, до этого не был широко известным. Ни один из изолятов S. typhimurium, выделенных от людей во время двух национальных обследований, за исключением нескольких изолятов, обнаруженных после вспышки, не соответствовал далласскому штамму. Один изолят, полученный от животного, который соответствовал штамму, вызвавшему вспышку, не имел идентифицируемой эпидемиологической связи с далласской вспышкой. Характерная чувствительность к антибиотикам, результаты биохимического анализа и плазмидный профиль убедительно свидетельствовали о том, что причиной вспышки был только штамм, обнаруженный в лаборатории террористов.

Наказание. В марте 1986 г. двум членам общины были предъявлены обвинения в преступном сговоре с целью порчи пищевых продуктов путем их заражения и в нарушении федерального закона против фальсификации продуктов. В апреле 1986 г. обвиняемые признали себя виновными и в июле 1986 г. они были приговорены к 4,5 годам тюремного заключения. По отбытии наказания террористы уехали в Европу.

Таким образом, установление факта террористического (диверсионного) применения биологических агентов и его расследование, чрезвычайно сложная задача, решение которой возможно только при координации действий эпидемиологических служб и правоохранительных органов (рис. 58).

Рис. 58. Схематическое изображение расследования террористического акта

Рис. 58. Схематическое изображение расследования биотеррористического акта

Вспышка сибирской язвы в Свердловске в 1979 г. — бактериологическая диверсия? При всей свободе взглядов и мнений постперестроечного периода нашей истории, почему-то, когда речь заходит о вспышке сибирской язвы в г. Свердловске в 1979 г., авторы многочисленных публикаций с унылым однообразием начинают толковать и перетолковывать только одну версию — Госдепартамента США «о выбросе биоагента с предприятия по производству БО». Любопытно и время появления этой версии.

По данным Н. Зеновой (1991), первое сообщение о вспышке сибирской язвы в западной прессе со ссылкой на анонимный источник было в январе 1980 г., после начала войны в Афганистане. Однако сегодня мало кто знает, что с самого начала этих событии была еще одна версия, о которой упоминают только иногда — версия возникновения вспышки сибирской язвы вследствие широкомасштабной бактериологической диверсии .

Эпидемиология свердловской вспышки не характерна для одномоментного выброса возбудителя из точечного источника. На рис. 59 (схема Б), сделанном профессором Гарвардского университета М. Meselson и соавт (1994) по спутниковой фотографии Чкаловского района Свердловска, показаны предполагаемые места инфицирования людей возбудителем сибирской язвы. Они отчетливо свидетельствуют о гнездном распределении случаев инфицирования людей сибирской язвой, о наличии в Чкаловском районе не одного очага, а нескольких дискретных очагов болезни. При этом очаги расположены вдоль условной, искусственно проведенной ровной линии, имитирующей «направление ветра» на юг.

Рис. 59. Несоответствие эпидемиологии сибирской язвы в Свердловске в 1979 г. версии «выброса» спор сибирской язвы с территории 19-го военного городка*.

Рис. 59. Несоответствие эпидемиологии сибирской язвы в Свердловске в 1979 г. версии «выброса» спор сибирской язвы с территории 19-го военного городка*.

А. Наиболее вероятное распределение на местности людей, подвергнутых экспозиции возбудителем сибирской язвой в случае, если бы «выброс» произошел с территории 19-го городка (см. также рис. 55).

Б. Реальное распределение на местности людей, экспонированных возбудителем сибирской язвы (по М. Мезельсону и соавт., 1994).

Ο — гипотетическое положение источника «выброса» B. anthracis

·— больные сибирской язвой

—> направление, по мнению Госдепартамента США, показывающее «южный ветер» в момент «выброса».

* По М.В. Супотницкому и М.Ю. Тарасову (1999).

Наиболее вероятное распределение на местности людей, подвергнутых экспозиции возбудителем сибирской язвой в случае, если бы «выброс» произошел с территории 19-го военного городка, показано на схеме А этого же рисунка. Одномоментный выброс из точечного источника большого количества спор сибирской язвы предполагает появление больных, прежде всего там, где концентрация спор наибольшая — в близи источника аэрозоля (как это и показано на схеме D. Siegrist, 1999; см. рис. 55). В действительности же эпидемическая картина сибирской язвы в Свердловске в 1979 г. оказалась противоположной. Чем дальше от предполагаемого «места выброса» (т. е. от 19-го военного городка), тем больше было выявлено людей, пораженных спорами сибирской язвы (см. рис. 59, схема Б).

Не соответствует эпидемиологии «точечного источника» и продолжительность эпидемии. Приведенная нами выше модель террористического нападения на пригород большого города, разработанная специалистами Center for Disease Control and Prevention (США), по своей сути ничем не отличается от модели «массированного аварийного выброса с русского военно-биологического объекта» (выражение М. Meselson и соавт., 1994). Однако она предполагает сжатую эпидемическую кривую вспышки сибирской язвы (см. рис. 56). Но ее не было при эпидемии в Свердловске! Как подтвердили М Meselson и соавт. (1994), эпидемия длилась больше месяца (рис. 60).

Рис. 60. Динамика появления больных сибирской язвой в Свердловске во время эпидемии 1979 г. (по М. Meselson и соавт. 1994).

Рис. 60. Динамика появления больных сибирской язвой в Свердловске во время эпидемии 1979 г. (по М. Meselson и соавт. 1994). Это ни что иное, как растянутая эпидемическая кривая при многократном применении биологического агента. Приведенные М. Meselson и соавт. (1994) данные полностью не соответствуют динамике эпидемии, рассчитанной американскими специалистами для аналогичного случая [Kaufmann A. et al., 1997]. По их же данным эпидемия в Свердловске длится не 7–8 сут., что было бы характерно для выброса спор сибирской язвы, а 6 недель. Более того, даже этот срок ими был зачем-то сфальсифицирован! По наблюдениям екатеринбургского патологоанатома Л.М. Гринберга (1995), вскрывавшего тела людей, погибших во время эпидемии в Свердловске, последний пораженный умер от сибирской язвы 12.06.1979 г. Получается, что эта эпидемия длилась с 4.04 по 12.06 — 69 суток (почти 10 недель) и закончилась только в результате полной иммунизации населения.

Крайне любопытно и то, что эпидемия сибирской язвы «южнее» 19-го военного городка развивалась все два месяца при отсутствии связи с направлениями воздушных потоков, но, как мы уже писали выше, вдоль некой условной линии, проведенной на юг! Даже на следующий день после даты, названной М. Meselson и соавт. (1994) в качестве даты «выброса» — 2 апреля, ветер поменял свое направление (рис. 61).

Рис. 61. Схематическое изображение изменения направления ветра в Свердловске после 2.04.1979 г.

Рис. 61. Схематическое изображение изменения направления ветра в Свердловске после 2.04.1979 г. По данным, предоставленным М. Meselson и соавт. (1994) Национальным центром изучения атмосферы (Боулдер, Колорадо, США), ветер сменился уже 3-го апреля, а эпидемия сибирской язвы южнее 19-го военного городка продолжалась отдельными гнездами в течение еще более чем 2 месяцев!

По архивным метеоданным, полученным М. Meselson и соавт. (1994) из Национального центра изучения атмосферы (Боулдер, Колорадо), в апреле 1979 г. в свердловском аэропорту «Кольцово» северные ветры были отмечены всего лишь в 2% записей. Попросту говоря, воздушные потоки со стороны 19-го военного городка на территорию Чкаловского района в апреле 1979 г. не перемещались. Даже если бы «выброс» и произошел в указанное ими время, или длился весь апрель (что вообще невозможно допустить), то пораженная территория ограничилась бы только территорией самого 19-го военного городка (и никакого южного направления в распространении спор не было бы в принципе). Но вспышка сибирской язвы охватила районы даже на расстоянии 50 км южнее от предполагаемого «места выброса» и длилась более двух месяцев.

Чтобы сгладить возникшие в связи с этим вопросы, М. Meselson и соавт. (1994) сфальсифицировали для «аэрогенной сибирской язвы» более длинный инкубационный период, объясняя его «необходимостью прорастания спор сибирской язвы в легких»! Причем так долго споры «прорастали» в легких людей, видимо, только в Свердловске в 1979 г. То, что это заурядная фальсификация конформистов от науки, не заботящихся о своей научной репутации, подтверждают публикации других американских специалистов (см. табл. 28 и 30). Приведенные ими данные однозначно свидетельствуют о том, что болезнь у людей развивается в течение 1–5 сут. после аэрогенного инфицирования спорами сибирской язвы [Franz D.R. et al., 1997]. Об этом же свидетельствуют и результаты аэрогенных опытов на обезьянах, выполненные американскими военными учеными с использованием спор различных штаммов и различных инфицирующих доз B. anthracis (табл. 30).

Таблица 30

Моделирование ингаляционного инфицирования B. anthracis в опытах на обезьянах*

Номер обезьяны

День гибели

Доза, штамм

Номер обезьяны

День гибели

Доза, штамм

1 (3JH)

7

4*105(8 ЛД50) Vollum 1B

8 (981 С)

5

4*105(8ЛД50) Vollum 1B

2 (D274)

8

4*105(8 ЛД50) Vollum 1B

9 (3LP)

7

4*105(8ЛД50) Vollum 1B

3 (47G)

5

4*105(8 ЛД50) Vollum 1B

10 (3N1)

6

2,6?*105 (50 ЛД50) Vollum 1B

4 (837Т)

3

(8 ЛД50) Vollum 1B

11 (B-13)

7

4*105(8ЛД50) Vollum 1B

5 (128N)

4

4*105(8ЛД50) Vollum IB

12 (N709)

4

2,8*107 (511 ЛД50) Ames

6 (АО27)

6

4*105(8 ЛД50) Vollum 1B

13 (G3)

4

2,9*107 (535 ЛД50) Ames

7 (84А44)

5

4*105(8 ЛД50) Vollum 1B

 

 

 

* По D. Fritz и соавт., 1995

Данное противоречие заметил и химик Л. Федоров. Для его разрешения он, видимо по аналогии с парами зарина, выдвинул гипотезу, что инфицирование людей в более поздние сроки происходило испарением (!?) вторичного бактериального аэрозоля, якобы образовавшегося во время ликвидации последствий никогда не существовавшего «выброса» (передача по ОРТ «Как это было» от 04.07.1998 г.). Аналогичным же образом пытался сфальсифицировать доказательства «выброса» выбравший «свободу», завербованный ЦРУ К. Алибеков [Alibek К., Handelman S., 1999]. Однако здесь возникло другое, уже чисто техническое противоречие, подмеченное еще М. Meselson и соавт. (1994). Не зря же они придумали такой инкубационный период! Выпавший аэрозоль, чтобы он смог инфицировать людей, должен снова быть активно диспергирован до частиц с размером дисперсной фазы менее 5 мк, что возможно, как признают М. Meselson и соавт. (1994), только с использованием специальных генераторов аэрозоля. Добавлю от себя — еще надо собрать рассеявшиеся по немалой площади споры до количеств, достаточных для инфицирования людей, находящихся на этой же площади (человек, чтобы заболеть сибирской язвой, должен вдохнуть до 50 тыс. спор). Теперь круг фальсификаций, подлогов, патологической лживости, вопиющей безграмотности и беспринципности замкнулся. Одно техническое противоречие, при попытке разрешить его с помощью другого подлога, уперлось в другое техническое противоречие. Таким образом, эпидемиология болезни факта «выброса» возбудителя сибирской язвы с территории 19-го военного городка не подтверждает. Множественность и разбросанность отдельных и несвязанных между собой очагов заболеваний людей, имевших место в течение почти 2 мес. в Свердловске, могут свидетельствовать о следующем: инфицирование горожан возбудителем сибирской язвы проводилось многократно и в течение длительного времени (улицы и автобусные остановки в ночное время — на улицах преобладают мужчины); вспышка сибирской язвы прекратилась благодаря проводимой властями «поголовной» иммунизации населения высокоэффективной сибиреязвенной вакциной.

Необычная эпидемиология болезни. Она проявилась тем, что сибирскую язву на Урале вызвали штаммы возбудителя болезни североамериканского и южноафриканского происхождения. По данным американских специалистов, ДНК, обнаруженная в гистологических срезах тканей людей, погибших от сибирской язвы в 1979 г., принадлежит возбудителям сибирской язвы категорий VNTR4 и VNTR6. Первый происходит из Северной Америки, второй из ЮАР [Jackson P.J. et al., 1997].

Для изложенной выше версии не имеет особого значения то, каким путем возбудитель сибирской язвы попал в организм человека. Ведь даже инфицирование животных, использованных потом в пищу, может иметь самые разные причины, в том числе и чей-то злой умысел.

«Диверсионная версия» вполне может считаться нами рабочей, если иметь в виду то обстоятельство, что вспышка сибирской язвы в Свердловске в близи военно-биологического объекта произошла в разгар холодной войны. Эта версия легко объясняет преобладание мужчин в числе заболевших и продолжение информационной войны против советской (российской) стороны в течение почти двух десятилетий.

Ретроспективный анализ открытых источников информации показывает, что сибирская язва в Свердловске в 1979 г. была не единственной массовой эпидемией, вызвавшей подозрения об искусственном характере ее возникновения. В период с октября 1979 г. по март 1980 г. в Зимбабве, в зоне успешно контролируемой просоветскими партизанами, возникла вспышка сибирской язвы (6 тыс. случаев), которую тогда не удалось связать ни с эпизоотиями среди животных, ни с употреблением инфицированного мяса. В 1993 г. в Зимбабве была опубликована книга, автор которой пришел к выводу о преднамеренном использовании БО в этой войне стороной, пытающейся избежать поражения [Martin D., 1993]. Другая «странная» эпидемия — это лихорадка Денге, поразившая Кубу в 1981 г. Эпидемия Денге, как и эпидемия сибирской язвы в Свердловске в 1979 г., началась сразу в нескольких, удаленных друг от друга местах. Как и эпидемия в Свердловске, она была вызвана никогда ранее не встречавшимися в данном регионе штаммами. Следовательно, эпидемия сибирской язвы в Свердловске могла быть только частью масштабной тайной операции, проводимой против СССР и его союзников в конце 1970-х — начале 1980-х гг. с применением БО.

В заключение заметим, что аргументы Свердловска были решающими при возобновлении научной программы по совершенствованию разработок биологического оружия в США. По сообщению американской стороны, на эти цели за первые пять лет после 1979 г., ассигнования увеличились в 5 раз [Берстейн В., 1987].

***

Есть основания считать, что искусственно вызываемые эпидемии займут весомое место среди эпидемий XXI столетия. Некоторая задержка в более широком использовании террористическими организациями биологических агентов, вызвана неспособностью террористов использовать их смертоносный потенциал. Однако такая ситуация не будет продолжаться неограниченно долго. Террористические акты в Москве, Волгодонске и в Буйнакске были спланированы таким образом, что бы убить как можно больше людей. Это не оставляет никаких иллюзий в отношении характера возможных террористических актов в России, осуществляемых с помощью биологических агентов. Они также будут направлены не против военных объектов, а против тех, кто ничего не может им противопоставить — мирного населения России. В качестве агентов террористами будут выбраны самые смертельные микроорганизмы и токсины. Выбранный террористами способ применения поражающих агентов исключит обнаружение факта совершения террористического акта до момента появления первых пораженных. Из-за крайнего неприятия в мире биологического терроризма и запрещения биологического оружия, биологические террористические (диверсионные) акты в России будут иметь анонимный характер. Поэтому, если при изучении крупномасштабной вспышки инфекционной болезни эпидемиологами будет выявлен механизм инфицирования, который не похож на известные модели, то в таком случае должна быть учтена возможность террористического (диверсионного) акта и правоохранительные органы должны рассмотреть вопрос о проведении соответствующего расследования.

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги

Следующая глава ~~>