АЛЕКСАНД АЛЕКСАНДРОВИЧ ГЕНРИЦИ

ВОСПОМИНАНИЯ О ПЕРЕЖИТЫХ МНОЮ ХОЛЕРНЫХ ЭПИДЕМИЯХ

НАУЧНАЯ РЕДАКЦИЯ, ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ И КОММЕНТАРИИ М. В. СУПОТНИЦКОГО


КОММЕНТАРИИ к главе 2. ХОЛЕРНЫЕ ЭПИДЕМИИ В РУССКИХ ВОЙСКАХ, КВАРТИРОВАВШИХ В ФИНЛЯНДИИ


СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги
Следующая глава ~~>

1) В Петербургской губернии, после 2-х сравнительно благополучных лет, холера вспыхнула в октябре 1852 г. и держалась всю зиму. С наступлением лета началось быстрое распространение болезни по России. Видимо описанная казарменная эпидемия имела местное происхождение - к 30 июня холерой было охвачено уже 30 губерний. Эпидемии третьей пандемии холеры (1844-1862 гг.) в Петербургской губернии стихли только к осени 1859 г.

2) Само понятие о болезнетворном характере того или другого микроорганизма в конце XIX столетия уже тесно связывали с его способностью к размножению в живом организме. Под миазмой понимали такое инфекционное начало, которое способно размножаться как вне, так и внутри больного организма, но которое, раз проникнув в тело животного, уже не покидает его, а либо остается в нем навсегда, либо погибает в нем. С этих позиций объясняли тот факт, что миазматические болезни , например, малярия, не только не передаются от человека к человеку, но и не заносятся больными в другие местности, свободные от и вается только внутри больного организма, но, в противоположность миазме , он не остается в последнем, а рано или поздно оставляет его либо через выделения (мочу, испражнения, слюну и пр.), либо через воспали тельные продукты (мокроту, гной, дифтеритные налеты и пр.), которые становятся непосредственными источниками заражения здорового человека. Миазматически-контагиозными в те годы называли болезни, инфекционное начало которых, с одной стороны, подобно миазме , способно развиваться как внутри, так и вне больного организма, а с другой стороны, подобно контагию , оставляя пораженный организм, может служить непосредственным источником заражения другого лица. Одновременно оно может заноситься человеком и в другие местности, размножаться во внешней среде (почве, воде и пр.), обусловливая новые заболевания.

3) Описание клиники холеры, приведенное Генрици, отсутствует в современных учебниках. Возможно, он описывает так называемую “холеру-микст” – сочетание холеры с тифами или малярией. Однако, учитывая то обстоятельство, что погибшими являются преимущественно молодые люди, возможное объяснение данного феномена может оказаться скрытым в структуре их генома. Те клинические проявления холеры, которые описывает Генрици, могут рассматриваться как гиперреакция хозяина на возбудитель холеры, эпидемическая выраженность которой зависит от частот отдельных генов, накопившихся в человеческой популяции за определенный период времени.

Во время холерных эпидемий 1920 г., врачами Научной комиссии по изучению инфекционных болезней при Ростовском эвакопункте (Ростов на Дону), наблюдалась холера, протекающая клинически часто не типично. На 8-9 день болезни у больных (холерный тифоид) наблюдалась эритематозная сыпь, иногда розеола, иногда папулезная сыпь, чаще всего симметрично на конечностях, реже захватывая туловище и поражая все тело. В течение от 2—3 дней до недели сыпь бледнела и исчезала бесследно. Одновременно с сыпью часто появлялся фурункулез, иногда рожа.