ДЕ-ЛАЗАРИ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ НА ФРОНТАХ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914-1918 гг.

КАМПАНИЯ 1915 г.

НАЧАЛО МАССОВОГО ПРИМЕНЕНИЯ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ


СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги
Следующая глава ~~>

Первая газобаллонная атака на восточноевропейском театре в районе Болимова у Воли Шидловской (Схема 2)

Объектом для первого газобаллонного нападения на восточноевропейском театре были избраны части 2-й русской армии, которая своей упорной обороной преградила в декабре 1914 г. пути к Варшаве настойчиво наступавшей 9-й армии генерала Августа Макензена [19]. В тактическом отношении так называемый Болимовский сектор (см. схему), в котором была произведена атака, представлял выгоды для атакующих, выводя на кратчайшие шоссейные пути к Варшаве и не требуя форсирования р. Равки, так как германцы еще в январе 1915 г. укрепились на восточном ее берегу. Выгода технического характера заключалась в почти полном отсутствии лесов в расположении русских войск, что и позволило сделать газ достаточно дальнобойным. Однако, оценивая указанные преимущества германцев, русские имели здесь достаточно плотную оборону, что видно из следующей их группировки:

14-я Сибирская стрелковая дивизия, подчиненная непосредственно командарму 2, обороняла участок от устья р. Гнида до створа: высота 45,7, ферма Констанция, имея на правом боевом участке 55-й Сибирский полк (4 батальона, 7 станковых пулеметов, 39 человек комсостава, 3730 штыков и 129 безоружных) и на левом 53-й Сибирский полк (4 батальона, 6 станковых пулеметов, 35 человек комсостава, 3250 штыков и 193 безоружных). 56-й Сибирский полк составлял дивизионный резерв — в Червона Нива, а 54-й полк находился в армейском резерве (Гузов). В состав дивизии входили 36 пушек 76-мм, гаубиц 122-мм, 8 орудий поршневых, 8 гаубиц 152-мм, 4 пушки 107-мм и автопулеметный взвод.

55-я пехотная дивизия обороняла участок от створа: высота 45,7, ферма Констанция до устья р. Коробка. На правом боевом участке — 217-й Ков-ровский пехотный полк (4 батальона, 8 станковых и 2 ручных пулемета, 27 человек комсостава и 3432 штыка) и 218-й Горбатовский пехотный полк (4 батальона, 8 станковых и 2 ручных пулемета, 31 человек комсостава и 2715 штыков) при поддержке 1-го дивизиона 55-й артиллерийской бригады — 12 пушек 76-мм. Стык между полками у дома лесника на высоте село Нова Весь. На левом боевом участке — 220-й Скопинский пехотный полк (4 батальона, 8 станковых и 2 ручных пулемета, 34 человека комсостава и 3237 штыков) с приданными ему тремя ополченческими дружинами и при поддержке 2-го дивизиона 55-й артиллерийской бригады — 18 пушек 76-мм. Кроме того, дивизию усиливали 8 пушек морских 47-мм, 4 пушки 107-мм и 4 гаубицы 152-мм. 219-й Котельнический пехотный полк составлял корпусной резерв (Грабила), имея один батальон в отделе (Камионка).

ПВО несла 18 пушек 76-мм: Жирардов — 6 орудий, Гродиск — 4 орудия, Блона — 2 орудия и хутор Ирена — 6 орудий.

Со стороны германцев против 14-й Сибирской стрелковой дивизии и 55-й пехотной дивизии русских были расположены части III резервного корпуса — 5-я резервная дивизия и части XXV резервного корпуса, 49-я резервная дивизия и 50-я резервная дивизия (частично).

В период 17-21 мая германцы установили в передовых окопах от Закржев до дома лесника на протяжении 12 км газовые батареи, по 10-12 баллонов, наполненных сжиженным хлором, каждая, — всего 12 тыс. газобаллонов. На участок протяжением в 240 м таких батарей приходилось до 10 (высота баллона 1 м, диаметр 15 см).

Германцы в течение десяти суток выжидали благоприятных метеорологических условий. За это время среди солдат велась пропаганда, что огонь русских будет полностью парализован газами, что газ не смертелен, а лишь вызывает временную потерю сознания. Однако, по словам одного из перебежчиков, пропаганда среди солдат, не веривших этому и даже отрицательно относившихся к самому факту применения газов, успеха не имела. Этот случай еще раз подтверждает важность при использовании БХВ высокой подготовки армии вообще.

Показания перебежчиков о подготовке химической атаки остались без внимания и не были доведены до войск, а наблюдения за окопами германцев ничего существенного обнаружить не могли. Возможность применения БХВ противником требует особой бдительности и полной готовности к отражению нападения.

31 мая в 3 ч 20 мин. после короткого обстрела из 105-мм орудий участка 55-й пехотной дивизии германцы выпустили хлор, открыв одновременно ураганный пулеметный и ружейный огонь по передовым русским окопам и сильный артиллерийский огонь по участку 14-й Сибирской стрелковой дивизии. Полная неожиданность и неподготовленность со стороны русских войск привели к тому, что солдаты проявили больше удивления и любопытства к появлению облака газа, нежели тревоги. Приняв облако газа за маскировку атаки, русские войска усилили передовые окопы и подтянули частные поддержки. Вскоре окопы, представлявшие здесь лабиринт сплошных линий, оказались местами, заполненными трупами и умирающими людьми. К 4 ч 30 мин. хлор достиг меридиана Орышева, образовав в низинах газовые болота и погубив на пути всходы яровых и клевера [20].

Около 4 ч германцы при поддержке артиллерийского химического огня перешли в наступление и около 4 ч 30 мин. атаковали частями 5-й резервной дивизии (48-й резервный пехотный полк) на фронте: Закржев, Суха (55-й Сибирский стрелковый полк); и частями 49-й резервной дивизии (236-й резервный пехотный полк) на Воля Шидловская (217-й пехотный полк). Несмотря на вывод из строя 75 % состава людей в первой оборонительной полосе, атака германцев к 5 ч была отбита сильным и метким ружейно-пулеметным огнем оставшихся в строю бойцов 55-й и 53-й Сибирских и 217-го пехотных полков. Одновременно с ружейным и пулеметным огнем был открыт артиллерийский огонь как по атакующим, так и по их батареям. В 4 ч 45 мин. комкор XXXV разрешил комдиву 55-й пехотной дивизии выдвинуть на усиление дивизии батальон 219-го пехотного полка из Камионка.

В 5 ч 30 мин. на поддержку более угрожаемых правого и среднего участков 55-го Сибирского стрелкового полка был выдвинут II батальон 56-го Сибирского стрелкового полка из Червона Нива вдоль р. Гнида под сильным огнем противника. Комкором VI Сибирского корпуса приказано начальнику 3-й Сибирской дивизии приготовиться к бою, о чем донесено было в штаб 2-й армии. 10-й Сибирский полк был оттянут в группу дворов Дрыбус.

Около 6 ч германцы вновь стали накапливаться у устья р. и Гниды и частью перебросились на северный берег реки. Однако, будучи не в состоянии укрепиться на нем, вскоре стали перебегать на южный берег. В 6 ч комкор VI Сибирского корпуса получил разрешение в случае повторного наступления германцев и израсходования резервов 14-й Сибирской стрелковой дивизии использовать 54-й Сибирский стрелковый полк. В шестом часу германцы начали наступление на участке 217-го пехотного полка, севернее дороги Медневице, Болимов и на Воля Шидловская. Около 6 ч и эти атаки были отбиты русскими, несмотря на то, что страдания и напряжение оставшихся в строю достигли высшего предела.

Батальону 219-го пехотного полка (Камионка) приказано перейти в распоряжение начальника правого боевого участка 55-й пехотной дивизии.

Около 7 ч германцы перешли в наступление под прикрытием ураганного огня артиллерии на всем участке 14-й Сибирской стрелковой дивизии с особенным упорством у Воля Шидловская, где вдоль шоссе наступали колонной. Меткий огонь русских пулеметов и артиллерии остановил наступление, заставив германцев повсюду залечь. К 7 ч на правый участок прибыл II батальон 56-го Сибирского стрелкового полка и расположился по обе стороны железной дороги.

Одновременно с наступлением на участке 14-й Сибирской стрелковой дивизии германцы повели наступление на крайнем правом фланге 218-го пехотного полка (55-я пехотная дивизия) несколько южнее дома лесника, что с западу от Нова Весь. Однако и здесь, несмотря на большие потери русских от БХВ, наступление было отбито, и германцы отошли в исходное положение с большими потерями.

Огонь германцев стал стихать, и к 14 ч велась лишь редкая артиллерийская стрельба. К этому же времени обнаружен отход в тыл германских поддержек, подтянутых на участке 14-й Сибирской стрелковой дивизии.

Около 14 ч до батальона германской пехоты при поддержке артиллерии повело наступление на участке 217-го пехотного полка южнее Воля Шид-ловская. К этому времени те бойцы, которые остались в строю, будучи подкреплены выдвинутым из полкового резерва IV батальоном 217-го пехотного полка, дружно отбили при поддержке артиллерии наступление, заставив к 14 ч 45 мин. германцев с большими потерями отойти в исходное положение. После этого германцы прекратили и артиллерийский огонь. В 14 ч 50 мин. германцы возобновили наступление севернее Воля Шид-ловская. Последовавшая затем атака в 15 ч 45 мин. была там же отбита.

После пятой атаки продолжалась лишь редкая ружейная перестрелка. Кроме того, германцы вели редкий артиллерийский огонь до 17 ч 15 мин. Позже до темноты лишь тяжелая артиллерия продолжала тревожить участок 217-го пехотного полка. Редкая ружейная перестрелка продолжалась до 22 ч 30 мин.

Около 19 ч против деревни Гумин, а также на правом фланге 55-го Сибирского стрелкового полка отбиты новые попытки наступления германцев, причем последние артиллерийским огнем были отброшены на Бзуру из их временных окопов, оставив четырех пленных 48-го резервного полка 5-й резервной дивизии.

В 22 ч 30 мин. германцы вновь повели наступление на участке 217-го пехотного полка южнее Воля Шидловская, которое к 22 ч 45 мин. было остановлено огнем, и противник принужден был отойти назад к своим окопам.

Около 24 ч германцы произвели последнюю наступательную попытку на участке 55-го Сибирского стрелкового полка; она также была отбита артиллерийским и пулеметным огнем.

К 23 ч 50 мин. правый боевой участок 14-й Сибирской стрелковой дивизии заняли 56-й Сибирский стрелковый полк с остатками двух батальонов 55-го Сибирского стрелкового полка; левый боевой участок — 54-й Сибирский стрелковый полк с одним батальоном 53-го Сибирского стрелкового полка. В дивизионном резерве — остатки трех батальонов 53-го Сибирского стрелкового полка (около 300 штыков) в Червона Нива и остатки двух батальонов 55-го Сибирского стрелкового полка (около 200 штыков) в Александрове.

К исходу дня в Гузов прибыл 10-й Сибирский стрелковый полк (из армейского резерва), выдвинув один батальон к Воля Шидловская.

Кроме двух батальонов 219-го пехотного полка, переданных в течение 31 мая из корпусного резерва на усиление 55-й пехотной дивизии, к исходу 1 июня были переданы и остальные два батальона, сосредоточенные в Камионка. В ночь же с 6-го на 7 июня 219-й пехотный полк занял участок 217-го пехотного полка, отошедшего в корпусной резерв (Камионка).

Потери, понесенные русскими в связи с газобаллонной атакой германцев 31 мая, исчисляются приблизительно в 9000 человек, как видно из табл. 1.

Несмотря на то что со времени первой германской газобаллонной атаки у Ипра прошло более месяца, царские войска в описанном эпизоде у Воли Шидловской оказались не только неподготовленными, но даже не имевшими представления о химическом нападении[Характерно для косного и твердолобого царского командования. — Я. А]. Между тем командованию VI Сибирского корпуса и командованию 55-й пехотной дивизии результаты атаки у Ипра известны были, и командование озаботилось даже заказать противогазы в Москве (по иронии судьбы они были доставлены в дивизию 31 мая вечером, уже после атаки) [21].

Таблица 1

Потери, понесенные русскими войсками в связи с газобаллонной атакой германцев 31 мая 1915 г.

Наименование частей

Потери к исходу 3 июня 1915 г.

Примечания

в численном выражении

в процентах к наличию на 30 мая

комсостав

бойцы

комсостав

бойцы

14-я Сибирская стрелковая дивизия

53-й стрелковый полк

17

3127

48,6

96,2

Подсчет произведен на 3 июня в виду того, что после 31 мая имели место отравления от газа, застоявшегося в низинах. Увеличение потерь на 3 июня по сравнению с потерями на 1 июня невелико. Например, по 14-й Сибирской стрелковой дивизии увеличение потерь в бойцах выразилось в 120 человек

55-й стрелковый полк

16

2625

41,0

70,4

54-й и 55-й стрелковые полки, артиллерия и саперная рота

12

186

-

-

1-я и 4-я сотни Донского казачьего полка

5

62

-

-

Всего на участке дивизии

50

6000

-

-

Всего в частях, входящих в дивизию

45

5938

31,9

42,2

Из них умерших от отравления

15

876

10,6

6,2

55-я пехотная дивизия

217-й пехотный полк

16

2147

60

 

218-й пехотный полк

9

897

30

 

219-й и 220-й пехотные  полки и артиллерия

1

29

-

-

Всего в дивизии

26

3070

21,0

23,6

Из них отравленных

24

2963

19,4

22,8

Из них умерших

2

290

1,6

2,2

Всего потерь на участке

9146

Из них отравленных

9038

Из них умерших

1183

Анализируя действия нападающей стороны, нельзя не прийти к тому же выводу, как и при разборе атаки у Ипра. Какие цели ставило себе германское командование? Проводя такую огромную работу по организации атаки (установка баллонов на линии длиной в 12 км), германцы и здесь, как у Ипра, не обеспечили развития атаки до размеров прорыва оперативного масштаба сосредоточением мощных резервов. Упорство германских атак было сломлено упорным сопротивлением русских войск, успевших закрыть начавший образовываться прорыв. Тактический успех германцев выразился в нанесении русским войскам потерь. По-видимому, и здесь германское командование все еще продолжало производить опыты в области организации газобаллонных атак.

Выводы. Первые газобаллонные атаки германцев на французском и русском театрах войны приводят к следующим выводам.

1. При том отношении к новинкам, которыми обычно бывает богата война, в данном случае к БХВ в виде газового облака, которое вызвало и во французских и в царских войсках больше удивления и любопытства, нежели боевой настороженности, войска будут всегда нести тяжелые потери.

2. Недопустимыми являются легкомыслие, беспечность, инертность командования армий Антанты, и в первую очередь царской, в вопросах обеспечения войск защитными средствами [22].

Если ничем не оправдываемым является невнимание англо-французского командования к своевременно полученным сведениям о готовящихся приготовлениях германцев к газовой атаке, то особо преступным является халатность царского командования, имевшего более месяца времени после кровавого англо-французского опыта у Ипра и все-таки не принявшего мер ПХО.

В обоих описанных случаях подчеркивается особенное значение в условиях химической войны наличия резервов. При этом действия русских резервов в отражении германских атак в особо тяжелых условиях являются положительным примером.

3. Если тщательность подготовки всякого боя в отношении точности расчетов и всестороннего обеспечения его является вообще обязательным для начальника и командира, то в отношении химического боя эти обязанности приобретают исключительное значение.

Во всех этих операциях с применением германскими войсками БХВ необходимо отметить необычайный для них разлад и нечеткость в организации и управлении самим боем, что сводило эти операции лишь к тактическим результатам. Объяснением этому может служить, во-первых, новизна боевого средства, получившего лишь первые боевые испытания, и, во-вторых, что самое главное, слабость и несовершенство средств ПХО.