ДЕ-ЛАЗАРИ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ НА ФРОНТАХ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914-1918 гг.

КАМПАНИЯ 1918 г.

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ КАК ОПЕРАТИВНЫЙ ФАКТОР

ИТОГИ


СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги
Следующая глава ~~>

ОСНОВЫ ТАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ

Во время мировой войны выявилось несколько способов тактического применения ОВ с точки зрения воздействия на противника. Из них в настоящее время основными являются:

а) заражение местности СОВ;

б) поражение живой силы каплями и парами СОВ;

в) применение раздражающих ОВ с целью понизить боеспособность противника.

Быстрое поражение живой силы НОВ при условии применения только известных ОВ не может дать больших результатов против снабженной средствами ПХО и достаточно дисциплинированной армии. Их будут использовать, пытаясь захватить противника врасплох и поразить его раньше, чем он успеет надеть противогаз. Применение этих ОВ может, однако, дать крупные результаты против слабо защищенных и плохо подготовленных в отношении противохимической защиты армий [63].

Точно так же пробивание ядовитыми дымами (как то имело место в 1917-1918 гг.) современных противогазов, снабженных противодымными фильтрами, весьма затрудненно.

Таким образом, в армиях капиталистических государств совершенно исключительное место среди других ОВ заняли СОВ типа иприта [64]. Расход этих ОВ во время войны составил подавляющую часть от общего расхода всех ОВ, вместе взятых. Это объясняется главным образом трудностью защиты от СОВ, которая и сейчас не может быть обеспечена для всего состава армии, и их меньшей зависимостью от метеорологических условий, чем для других ОВ. Однако не исключена возможность, что в результате появления на поле боя новых, еще неизвестных ОВ снова приобретут большое значение способы борьбы, основанные на пробивании противогаза и захвате противника врасплох [65]. В отношении отдельных видов химического оружия в настоящее время вырисовываются следующие взгляды иностранных армий.

Основными средствами применения ОВ они считают артиллерию и авиацию. Согласно господствующим в иностранных армиях взглядам артиллерия и до настоящего времени остается основным средством применения ОВ на поле боя до пределов дальности действительного огня химснарядами. До последнего времени наилучшей для химстрельбы полевой артиллерии считалась дистанция в 3-5 км, а максимальной — 7-8 км, поскольку с увеличением дистанции расход снарядов для поражения одной и той же площади вследствие увеличения рассеивания сильно возрастает.

Если взять указанные выше цифры, то, принимая во внимание, что огневые позиции артиллерии будут находиться, как правило, в некотором удалении от передовых линий противника, артхимстрельбой может поражаться район расположения противника на глубину не более 6 км. За этим пределом действуют уже только авиация и мотомехчасть.

В настоящее время основными видами стрельбы являются:

1. Стрельба для заражения местности СОВ типа иприта.

2. Стрельба для понижения боеспособности (изнурения) противника при помощи раздражающих ОВ.

Кроме того, в качестве второстепенного способа остается:

3. Газовый налет с помощью НОВ типа фосгена. Существующие в отдельных армиях взгляды на тактическое использование артхимснарядов значительно отличаются друг от друга.

В германской армии исходят из условий маневренной войны при невозможности массирования артиллерии и химснарядов.

Поэтому германцы отвергают выполнение артиллерией заражения больших участков местности, а центр тяжести химической стрельбы артиллерии переносится на стрельбу для понижения боеспособности и притом преимущественно по противнику, находящемуся в мало рассредоточенных строях. Зато германская точка зрения предполагает использование химснарядов артиллерией довольно часто и в самой различной обстановке.

Французская армия, представляя условия будущей войны близкими к обстановке 1917-1918 гг. на западном театре, мыслит применение химснарядов исключительно в большом масштабе и притом преимущественно при прорыве укрепленной полосы. Считается возможным возлагать на артиллерию задачи заражения СОВ больших участков местности и понижения боеспособности при помощи массового применения НОВ и раздражающих ОВ на всей глубине расположения противника.

Американские взгляды на использование химснарядов занимают промежуточное положение между этими двумя крайними точками зрения. Заражение артиллерией местности считается и здесь возможным, но задачи даются несколько более узкие, чем во французской армии. Необходимо отметить стремление американцев применять во всех случаях, когда это не воспрещается решительно обстановкой, СОВ типа иприта, для разрешения таких задач, где в других армиях применяются раздражающие ОВ и НОВ.

Возить химснаряды постоянно в боевых комплектах батарей и даже артполков считается нецелесообразным, так как удобные условия для употребления их далеко не всегда будут иметь место. Поэтому во всех армиях они содержатся в корпусных и армейских складах и подаются в части лишь в том случае, если применение их в данной операции предусмотрено планом корпусного или армейского командования. Норма содержания химснарядов в складах обычно принимается в 30-40 %; для отдельных операций количество химснарядов, выданных в артчасти, может доходит до 70-90 % от всего количества отпускаемых снарядов.

Еще во время мировой войны начали разрабатывать и средства химического нападения с воздуха, но не успели испытать их на поле боя. Только англичане применяли в мировую войну так называемые «беби-бомбы» (весом 250 г) и фосфорные бомбы (весом до 50 кг) дистанционного действия, т. е. рвущиеся в воздухе. После войны в армиях капиталистических государств авиахимическим средствам было уделено особое внимание. До последнего времени даже в наиболее богато снабженных авиацией иностранных армиях считалось необходимым возлагать на авиацию лишь задачи по применению ОВ, которые невозможно выполнить с помощью артиллерии и других средств. В отношении вооружения и роли специальных химических войск в настоящее время наблюдаются в иностранных армиях две основные точки зрения:

1. Химические войска имеют на вооружении химминометы, газометы, газобаллоны и дымовые приборы.

2. Химические войска вооружаются приборами наземного заражения (ватоцистернами, носимыми приборами и химфугасами), мощными дымовыми приборами и механизированными средствами для дегазации местности.

Наиболее упорной и последовательной сторонницей химчастей первого вида являлась до последнего времени американская армия, сохранившая до настоящего времени на вооружении перечисленные средства из арсенала мировой войны и сделавшая лишь только некоторые попытки модернизировать их. Однако американцам так и не удалось приспособить газометы типа Ливенса и газобаллоны к условиям маневренной войны. Таким образом единственным «маневренным» оружием химических частей остался миномет Стокса (рис. 27).

Газометы и газобаллоны в германской и итальянской армиях считаются устаревшим оружием, неудобным к употреблению в будущей войне. Другие армии (французская, японская) склоняются к той же точке зрения и, по-видимому, идут по пути поспешного перевооружения своих химических частей новыми средствами.

Основной задачей химических частей второго вида становится устройство больших химических заграждений; заражение местности с помощью их является несравненно более экономичным и быстрым, чем с помощью артиллерии, минометов или авиации. Основным недостатком этого рода средств является невозможность производить заражение в районах, занятых противником.

Химические фугасы предполагают использовать многие иностранные армии.

Ядовитодымные шашки как оружие химических частей состоят в некоторых армиях, но взгляды на этот новый вид химического нападения являются не вполне ясными. По-видимому, некоторое увлечение ими, кое-где имевшее место в первые годы после мировой войны, прошло, и в настоящее время его расценивают лишь как некоторое усовершенствование газобаллонной атаки.

Рис. 27. Послевоенное химическое оружие: А — послевоенная модификация миномета Стокса (калибр в 4 дюйма доведен до 4,2; ствол стали делать нарезным). В результате такой модификации дальность стрельбы миномета повысилась с 1100 ярдов до 2400; значительно возросла ее точность; Б — химическое оружие 1920-1930-х гг. Слева направо: 75-мм ипритный снаряд; 4,2-дюймовый снаряд, снаряженный белым фосфором; бомба М1, снаряженная 30 фунтами иприта; 155-мм ипритный снаряд MKII; Ливеновский фосгеновый снаряд; MKI — портативный химический цилиндр (Sidel F. R. et al., 1997)

Рис. 27. Послевоенное химическое оружие: А — послевоенная модификация миномета Стокса (калибр в 4 дюйма доведен до 4,2; ствол стали делать нарезным). В результате такой модификации дальность стрельбы миномета повысилась с 1100 ярдов до 2400; значительно возросла ее точность; Б — химическое оружие 1920-1930-х гг. Слева направо: 75-мм ипритный снаряд; 4,2-дюймовый снаряд, снаряженный белым фосфором; бомба М1, снаряженная 30 фунтами иприта; 155-мм ипритный снаряд MKII; Ливеновский фосгеновый снаряд; MKI — портативный химический цилиндр (Sidel F. R. et al., 1997)

На основании опыта империалистической войны в иностранных армиях твердо установлено, что основными условиями успешности, применения ОВ являются массовость, внезапность и соответствие метеорологическим условиям. Кроме того, учитывается, чтобы применение ОВ и дымовых веществ не только способствовало достижению успеха своих частей на том или ином участке в определенный момент, но и не помешало бы действиям соседей или тех же частей в позднейшее время.

Полагают, что зараженная местность без учета последующих действий может стеснить продвижение своих же частей или вызвать поражение их ОВ. Дымовая завеса, поднятая без согласования с действиями соседних частей и отнесенная затем ветром в их расположение, способна поставить эти части в крайне затруднительное положение и т. д.

Используя опыт тактики химического оружия, приобретенный германской армией в 1918 г., американское, французское и итальянское наставления требуют использования химических и дымовых средств исключительно по строго продуманному плану, составляемому штабами крупных соединений. Как правило, в иностранных армиях вопрос о применении ОВ решается комкором или даже командармом. Разрозненное применение этих средств по инициативе более младших начальников существующими наставлениями категорически воспрещается.

Наличие в руках наступающего достаточного количества СОВ типа иприта сказывается прежде всего в том, что позволяет ему сократить фактически фронт наступления и наносить удары более сосредоточенными силами.

По взглядам указанных выше иностранных армий, иприт считается лучшим средством для нейтрализации огневых артиллерийских позиций, причем наступающая пехота заранее предупреждается не занимать их. Применять иприт в полосе, отведенной для наступления против каких-либо других объектов, воспрещается, так как нельзя требовать от пехоты, чтобы она в разгаре боя различала зараженные участки от незараженных. Это не касается описанного выше случая заражения целых полос местности, исключаемых вовсе для наступления.

Стрельба снарядами с раздражающими ОВ для понижения активности обороняющегося ведется с таким расчетом, чтобы ОВ могли рассеяться до подхода к тому или иному из обстреливавшихся участков своей собственной пехоты. Иначе такой обстрел окажется скорей в пользу обороняющегося, чем наступающего, поскольку вести оборону в противогазе значительно легче, чем наступать.

Основным ОВ, применяемым при обороне, по мнению иностранных авторов, является иприт. В период подхода противника к рубежам для развертывания и подготовки к наступлению обороняющийся стремится создать химические заграждения перед оборонительной полосой.

Для того чтобы измотать противника и лишить его необходимого отдыха, иностранные наставления указывают производить время от времени газовые налеты артиллерии на некоторые пункты расположения противника (скопления живой силы).

Подводя итог взглядов, отраженных в буржуазной военной литературе, на характер вероятного боевого использования химического оружия в будущей войне, следует отметить, что вплоть до последнего времени вопрос о применении этого оружия не сходит со страниц буржуазной военной печати. Об этом свидетельствует, например, выступление майора Мерфи, статья которого помещена в последнем номере нашего «Военного зарубежника» за 1934 г.

Быстрый темп развития воздушных сил увеличил уязвимость всех стран с точки зрения воздушного нападения. Одновременно в важнейших буржуазных странах имело место движение, направленное к тому, чтобы организовать, координировать и связать между собою предприятия химической промышленности. Это должно было облегчить и улучшить дело снабжения материалами для химической войны, когда это понадобится. Поскольку исследовательская работа в области химической войны в империалистических государствах обнаруживает тенденции к применению химического оружия с воздуха и поскольку предполагаемый метод применения его допускает возможность импровизаций, представляется ясным, что вероятность подобных воздушных атак значительно усилилась. До тех пор, — утверждает Мерфи, — пока существуют самолеты и организованная химическая промышленность в капиталистических государствах, неизбежно сохраняется угроза внезапного и быстро организуемого химического нападения. На это мы ответим словами К. Е. Ворошилова, приведенными редактором в предисловии к этой книге: «...перед лицом химического оружия мы не будем безоружны. Мы сумеем защитить наши войска от химического нападения» [66].

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги
Следующая глава ~~>