ДЕ-ЛАЗАРИ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ НА ФРОНТАХ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914-1918 гг.

КОММЕНТАРИИ


СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги
Следующая глава ~~>

11

Когда не подготовишься к войне, а противник показывает свое умение воевать, то тогда надо искать себе какое-то оправдание в действиях противника же. По данным F. R. Sidel et al. (1997), задолго до Второй битвы на Ипре (см. [17]), с самого начала войны, британцы искали возможность применения химических веществ в боевых действиях. На начальном этапе войны они склонялись к несмертельным ОВ, способным вызвать слезотечение. В частности, химиками Imperial College в январе 1915 г. было удачно продемонстрировано представителям армии слезоточивое действие этилиодоацетата (ethyl iodoacetat). Неблагоприятное для британцев развитие войны заставило их искать более опасные химические соединения. Но никаких удачных идей у них не было, не было и людей, способных принимать решения в этой области.

Некоторыми исследователями было предложено в качестве удушающего ОВ использовать сульфурдиоксид (sulfur dioxid). Первый лорд-маршал Гораций Китченер (1850-1916), возглавлявший тогда секретариат министерства обороны, предложил попытаться использовать сульфур диоксид на флоте (за всю войну не было ни одного удачного использования ОВ против кораблей).

Немцы были осведомлены об интересе альянса к использованию химических средств поражения в войне. Технический уровень их химической промышленности, помноженный на интеллект университетских профессоров Берлина, позволил им выработать собственную стратегию наступательной химической войны. Поэтому правильнее считать, что Германии принадлежит не «инициатива», а «лидерство» в применении ОВ.

12

Речь идет о так называемой «Первой битве на Марне» (31 августа — 9 сентября 1914 г.). Германские войска в соответствии с планом Шлиф-фена попытались стремительным броском захватить Париж и так закончить войну. В ходе маневренных боев британские и французские войска провели ряд рискованных атак, исход сражения не раз «висел на волоске». Однако грандиозная попытка немцев разбить Францию за 6 недель провалилась. 17 августа в войну вступила Российская империя, это обрекло Германию на ведение войны на два фронта, чего она, безусловно, не могла выдержать. После отступления немецких войск от Парижа на неподготовленные позиции у р. Эн войска союзников попытались развить успех и атаковали противника у скалистых высот Шмен-де-Дам (17 ноября). Хотя немцы и не располагали достаточным временем для того, чтобы подготовиться к обороне, они открыли ураганный огонь и смогли отбить атаку. Битва на Эне стала первым опытом «окопной войны» на Западном фронте и послужила образцом на будущее. После нее война постепенно утратила маневренный характер, положения фронтов стабилизировались, и применение химического оружия для обеих сторон казалось выходом из этой патовой ситуации.

13

Высоко токсических химических веществ, способных вызывать поражения людей, сотни, но чтобы выбрать из них те, которые можно использовать для применения на поле боя, надо было обладать кроме знаний об их физико-химических свойствах еще и изрядной интуицией. Германским ученым удалось лидировать в этом вопросе на протяжении двух мировых войн, что вряд ли случайно. Ниже мы коснемся биографий людей, стоявших у истоков химического оружия Германии. Идея использовать 105-мм снаряды, заполненные сернокислым дианизидином (легочным ирритан-том), принадлежит физикохимику Берлинского университета, профессору В. Нернсту. Взрывное действие таких снарядов сводило на нет возможный эффект химического заряда, однако первый шаг к массированному применению ОВ в боевых действиях был сделан.

Вальтер Фридрих Герман Нернст (1864-1941)

Вальтер Фридрих Герман Нернст (1864-1941)

Немецкий физик и физикохимик, один из основоположников современной физической химии, разработчик химического оружия. Родился в Бризене (ныне Вомбжезьно, Польша) 25 июня 1864 г. Учился в университетах Цюриха, Берлина, Граца и Вюрцбурга. В 1887 г. поступил на должность ассистента В. Оствальда в Лейпцигском университете. В 1890 г. — приват-доцент, а в 1891-1902 гг. — профессор Гёттингенского, в 1902-1933 гг. — Берлинского университетов, в 1905-1922 гг. — директор Института химии, а в 1924-1933 гг. — Института физики при Берлинском университете. Основные труды относятся к области термодинамики, физики низких температур, физической химии. В 1906 г. высказал утверждение, что энтропия системы при абсолютном нуле температуры равна нулю (теорема Нернста); это положение часто называют третьим началом термодинамики. В 1911 г. совместно с Ф. Линдеманом вывел формулу для теплоемкости твердого тела. Среди других работ Нернста — создание метода определения диэлектрической проницаемости проводников при помощи мостика Уитстона, разработка теории электролитического растворения металлов, теории электродных потенциалов, диффузионной теории кинетики гетерогенных химических реакций. Изобрел источник излучения — лампу Нернста. Вместе с Оствальдом и Фишером Нернст стремился заинтересовать кайзера Вильгельма II и промышленных магнатов Германии в создании системы институтов кайзера Вильгельма, которые должны были привлечь ученых с мировым именем. В 1920 г. Нернст был удостоен Нобелевской премии по химии за работы по термохимии, а также за открытие третьего начала термодинамики. Умер Нернст близ Мускау (Германия) 18 ноября 1941 г.

Нев-Шапель — французское село в близи бельгийской границы южнее Ипра. 10 марта 1915 г. британские экспедиционные силы, сконцентрировав огонь 340 орудий на участке фронта шириной всего 2000 м и создав четырехкратное преимущество в живой силе, попытались сбить немцев с их позиций у Нев-Шапель и захватить Оберский хребет. Но во время атак они несли потери в соотношении 10 : 1. Немцы, подтянув резервы, пытались контратаковать британцев, но потеряли от артиллерийского огня до 10 тыс. человек. Сражение закончилось ничем. Обе стороны понесли потери убитыми примерно по 13 тыс. человек, война зашла в тупик.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

14

Фриц Габер (1868-1934)

Фриц Габер (1868-1934)

Немецкий химик-неорганик, разработчик химического оружия. Родился в Бреслау (ныне г. Вроцлав, Польша). В 1886 г. Габер поступил в Берлинский университет для изучения химии, но после первого семестра перешел в Гей-дельбергский университет, где его учителем был Роберт Бунзен, изобретатель лабораторной горелки, которая носит его имя. Интерес Бунзена к физической химии подтолкнул Габера к изучению математики и физики — предметов, которые он продолжал штудировать в Берлинском техническом университете. После получения докторской степени в 1891 г. он работал в химических прикладных лабораториях, в которых не стимулировался особый интерес к теории. Затем Габер перешел в Цюрихский федеральный технологический институт, где ознакомился с новыми химическими и производственными процессами, которые впоследствии вывели Германию в лидеры мировой химической технологии. Габер продолжил свои исследования в Йенском университете, а затем в Университете Карлсруэ, где в 1894 г. стал ассистентом Ханса Бунте, профессора химической технологии. Работа Габера, результаты которой были суммированы в 1896 г. в его книге «Экспериментальные исследования по распаду и горению углеводородов», позволила ему стать в том же году лектором в Университете Карлсруэ. В 1906 г. ему присудили звание профессора физической химии и электрохимии и выбрали директором университетского института, где проводились исследования по этим дисциплинам.

В Карлсруэ первые исследования Габера касались самых различных вопросов, включающих электрохимию топлива, потерю тепловой энергии в паровой машине, создание нескольких типов электродов для регистрации окислительно-восстановительных процессов. Он описал результаты этой работы в книге «Основные принципы технической электрохимии на основе теории». Его третья книга «Термодинамика промышленных реакций газов», опубликованная в 1905 г., сделала Габера мировым авторитетом в области науки и технологии. В книге он продемонстрировал, как теоретические термодинамические расчеты изменений свободной энергии газов при равновесном состоянии могут быть практически использованы для промышленных целей.

Наиболее значимые лабораторные эксперименты Габер начал в 1905 г., когда занялся производством аммиака с целью превращения его в дальнейшем в нитрат. Острой проблемой в мире из-за увеличения численности населения и сокращения природных источников удобрений становилось получение удобрений, обогащенных азотом. Габер попытался соединить атмосферный азот с водородом с целью получения аммиака. Другие химики уже пытались синтезировать аммиак посредством прямой реакции между его составляющими азотом и водородом, но этот метод требовал повышения температуры до 1000 ПС, что было невыгодно по экономическим соображениям. После ряда экспериментов Габер понял, что аммиак можно синтезировать и при температуре ниже 300 DC Немецкий химик Вальтер Нернст ранее продемонстрировал, что аммиак может быть получен при взаимодействии водорода и азота при экстремально высоком давлении. Габер объединил методики низких температур и высоких давлений. Он также обнаружил, что замена стандартного катализатора, которым являлось железо, на осмий и уран существенно увеличивает выход аммиака. В дальнейшем он еще увеличил эффективность этого же метода за счет утилизации тепла, выделяемого при взаимодействии газов, для поддержания температуры реакции.

В следующем году Габер и Рихард Вильштеттер были назначены содиректорами Института физической химии и электрохимии кайзера Вильгельма в Берлине. После начала Первой мировой войны в 1914 г. Габер находился на службе у германского правительства. Как консультанту военного министерства Германии ему было поручено создать отравляющее вещество раздражающего действия, которое заставляло бы войска противника покидать траншеи. Габер и его сотрудники предложили с этой целью использовать газообразный хлор, выпускаемый из баллонов.

В 1916 г. Габер был назначен начальником химической службы, ответственной за все исследования и производство химического оружия. Азотфиксирующий процесс, разработанный Габером для производства искусственных удобрений, стал служить военным целям Германии прежде всего для производства взрывчатых веществ. Нобелевская премия по химии в 1918 г. была зарезервирована, но в следующем году эта премия была вручена Габеру «за синтез аммиака из составляющих его элементов». Вручение награды вызвало резкую критику со стороны ученых стран Антанты, которые рассматривали Габера как военного преступника, участвовавшего в создании химического оружия.

Поражение Германии, самоубийство первой жены, осуждение Габера английскими, американскими и французскими учеными привели его к тяжелой депрессии; кроме того, у него развился несахарный диабет. Несмотря на это, он провел реорганизацию Института кайзера Вильгельма в Берлине в условиях жестких ограничений, характерных для послевоенной Германии. В 1920 г. он начал исследования по извлечению золота из морской воды, надеясь, что в случае успеха это предприятие позволит Германии рассчитаться по репарациям со странами Антанты. Однако этот проект, опиравшийся на слишком оптимистические оценки XIX в. содержания золота в морской воде, закончился неудачей.

В то же время работы Габера в институте привели к значительным успехам в области атомной физики, биологии и химии. Научный коллоквиум, организованный Габером, посещали наиболее выдающиеся ученые того времени, включая Нильса Бора, Отто Варбурга, Отто Мейергофа, Питера Дебая и многих других. В начале 1930-х гг. институт стал одним из самых известных научно-исследовательских центров и учебных заведений в мире. В 1933 г., после прихода к власти Гитлера, положение Габера стало опасным, поскольку его родители были евреями не по вероисповеданию, а по происхождению. Одним из первых действий нацистского правительства было издание законов гражданского кодекса, не позволяющих евреям состоять на службе в академических и правительственных учреждениях. Так как Габер находился на германской службе во время Первой мировой войны, для него было сделано исключение, но в апреле этого же года он отказался уволить из своего штата евреев и послал письмо с заявлением об отставке в министерство искусства, науки и народного образования.

Бежав от нацистов в Англию, Габер работал в течение четырех месяцев со своим бывшим помощником Уильямом Поупом в Кембриджском университете. Затем химик и будущий первый президент Израиля Хаим Вейцман предложил Габеру работать в Палестинском исследовательском институте Даниэля Сиффа в Реховоте. Здоровье Габера резко ухудшилось. Он перенес сердечный приступ, но поправился и выехал по приглашению в январе 1934 г. Во время остановки на отдых в Базеле (Швейцария) он умер.

 

15

Гаубичный снаряд «Т» разработал д-р Ганс фон Таппен. По русским позициям под Болимовым было выпущено 18 тыс. таких снарядов, но наступившие холода сделали этот обстрел неэффективным. Германцы попытались использовать снаряд «Т» в марте 1915 г. под Ньюпортом, однако результаты обстрела оказались неудовлетворительными.

Характеристики химических боеприпасов, использованных воюющими сторонами в годы Первой мировой войны, приведены в табл. 15.1–15.10.

Таблица 15.1

Германские химические снаряды*

 

Калибр

Клеймо

Общий вес, кг

Вес разрывного заряда (пикриновой кислоты) г.

Объем или вес химического заряда

Вещество химического заряда

7,7-см полевая пушка

Один зеленый крест

7,10

23

0,585 л

Хлоромуравьинокислый трихлорметил (дифосген)

Один зеленый крест («зеленый крест»)

7,29

23

0,610 л

30–70 % дифосгена, 70–30 % хлорпикрина

Один синий крест

7,37

23

0,124 кг

Нечищенный дифенилхлорарсин в 0,651 кг тротила

Один желтый крест

7,14

20

0,610 л

80–90 % дихлордиэтилсульфида (иприт) в 20–10 % хлористого углерода или хлорбензола

10,5-см легкая полевая гаубица

Один зеленый крест («зеленый крест 1»)

16,20

58

1,340 л

30–70 % дифосгена, 70–30 % хлорпикрина

Один синий крест

15,80

58

0,410 кг

Дифенилхлорарсин в 1,3 кг тротила

Один синий крест (разновидность)

-

-

-

55 % дифенилхлорарсина, 45 % этилкарбазола

Один желтый крест

14,80

21

1,2 л

80–90 % дихлордиэтилсульфида, 20–10 % хлористого углерода или хлорбензола

Один желтый крест (разновидность)

14,80

21

1,2 л

77,5 % дихлордиэтилсульфида, 11,5 % нитробензола, 9 % хлорбензола

Один желтый крест (разновидность)

14,80

21

1,2 л

Дихлордиэтилсульфид, окись дихлорметила в хлористом углероде

Два желтых креста (желтый крест 1)

-

-

1,2 л

2, 35, 47, 4 % этилдихлорарсина и соответственно 98, 65, 53, 96 % окиси дихлорметила

Один зеленый крест («зеленый крест» позднейшего периода для создания «пестрых участков» совместно с «синим крестом»)

-

-

1,2 л

37 % этилдихлорарсина, 45 % этилди-бромарсина, 18 % окиси дихлорметила

Без клейма

-

-

-

Почти чистый хлористый фенилкарбиламин

10-см пушка

Один зеленый крест («зеленый крест 1»)

17,50

60

1,33 л

30–70 % дифосгена, 70–30 % хлорпикрина

15-см тяжелая полевая гаубица

Один зеленый крест («зеленый крест 1»)

41,36

60

3,9 л

Дифосген

Один зеленый крест (разновидность)

41,36

60

3,91 л

Дифосген с бромметилэтилкетоном

40,80

60

3,91 л Бромметилэтилкетон

39,88

60

3,91 лХлористый фенилкарбиламин

Один зеленый крест («зеленый крест 1»)

41,36

60

-

70–30 % дифосгена, 30–70 % хлорпикрина

Два зеленых креста («зеленый крест 2»)

41,70

18

3,2 л

60% фосгена, 28% дифосгена, 12% дифенилхлорарсина + 0,187 кг тротила

Один синий крест

41,20

60

1,35 кг

Дифенилхлорарсин в 3,47 кг тротила

Один или два синих креста («синий крест 2»).

-

-

-

Дифенилцианарсин

Один желтый крест

40,23

62

2,88 л

80% дихлордиэтилсульфида, 20% хлорбензола, 0,7 кг тротила

Один желтый крест (снаряд с баллистическим наконечником).

-

-

-

72 % дихлордиэтилсульфида, 28 % нитробензола.

Два желтых креста (разновидность)

-

-

-

80 % дихлордиэтилсульфида, 20 % окиси дихлорметила

Один желтый 6- конечный крест («бризантный желтого креста»).

-

-

-

Дихлордиэтилсульфид и тротил, разделенные промежуточным днищем

15-см пушка

Один желтый крест

50,00

43

3,08 л

80 % дихлордиэтилсульфида, 20% хлорбензола, 0,7 кг тротила

21-см мортира

Один зеленый крест

116,50

18

8,0 л

95 % дифосгена, 5% хлорпикрина

Два зеленых креста

116,50

18

8,0 л

60 % фосгена, 28 % дифосгена, 12 % дифенилхлорарсина — 0,878 кг тротила.

Один зеленый крест (позднейшего периода, в сущности «желтый

крест»)

-

-

-

37 % этилдихлорарсина, 45 % этилдибромарсина, 18 % окиси дихлорметила

Один желтый крест

116,50

18

8,0 л

75 % дихлордиэтилсульфида, 15 % хлорбензола, 5 % окиси дихлорметила, 5 % трехокиси метилена

Один или два желтых креста

-

-

-

2 % или 53 % этилдихлорарсина, 98 % или 47 % окиси дихлорметила

* В 1917 г. немцами была выработана методика комбинированного огня снарядами «синего» и «зеленого креста». Снаряды «синего креста» поражают противника осколками и заставляют снять противогазы, снаряды «зеленого креста» отравляли бойцов, снявших маски. Зародилась новая тактика химической стрельбы, получившая красивое название «стрельбы разноцветным крестом». Была разработана рецептура для снаряжения артхимснарядов, состоящая из смеси дифосгена с дифенилхлорарсином. Она известна под названиями «разноцветный крест» или «зеленый крест 2». Когда на вооружении германской армии появились снаряды с ипритом (июль 1917 г.), их маркировали «желтым крестом». Эти снаряды были двух типов — осколочно-химические с мощным зарядом взрывчатого вещества, маскировавшим их химическое действие. Предназначались для поражения людей «туманом ОВ» и осколками. И со слабым зарядом — для заражения местности.

 

Таблица 15.2

Германские химические минометные и газометные мины

Мины первоначального периода

Мины «В» (I желтое кольцо на головке)

бромацетон

Мины «С» (2 желтых кольца)

монохлорметиловый эфир хлоромуравьиной кислоты

(без клейма)

бромметилэтилкетон

Мины калибра 7,6 см (легкие химические мины с зарядом до 0,8 кг)

Мины «В» (1 желтое кольцо)

540 куб. см = 750 г бромистых ксилила и ксилилена

Мины «С» (2 желтых кольца)

540 куб. см монохлорметилового эфира хлоромуравьиной кислоты

Мины «D» (3 желтых кольца)

700 куб. см дифосгена или фосгена

Мины калибра 17,0 см (средние химические мины с зарядом около 10 кг)

Мины «В» (1 белое кольцо)

11500 г бромметилэтилкетона

Мины «С» (2 белых кольца)

монохлорметиловый эфир хлоромуравьиной кислоты или сернокислый хлорметил

Мины «D» (3 белых кольца)

8500 куб. см. дифосгена или фосгена

Мины с желтым крестом (2 желтых креста)

83% дихлордиэтилсульфида, 12% хлорбензола, дымообразующее вещество (красный фосфор, парафин и арсен). Общий вес химического заряда — 10700 г.

Мины «G» (июль 1918) (белое «G»)

57,5 % фосгена, 41,5 % дифосгена, хлорпикрин. Общий вес — 12500 г.

Мины калибра 26 см (тяжелые химические мины с зарядом около 20 кг)

Мины «В»

около 20 кг бромацетона

Мины «С»

около 20 кг монохлорметилового эфира хлоромуравьиной кислоты

Газометные мины калибра 18 см.

Синий крест

48 % дифенилхлорарсина, 51 % гексанитродифениламина. Общий вес — 5,240 г.

Без клейма

фосген или 62 % фосгена, 34 % дифосгена, 2 % хлоромуравьинокислого дихлорметила

Газометные мины калибра 25 см

Без клейма

фосген и дымовой цилиндр

 

 

Таблица 15.3

Германские химические ручные гранаты

Образец

Клеймо

Химический заряд

Круглая граната

Красное «В»

Бромметилэтилкетон

Круглая граната

Красное «С»

Сернокислый хлорметил с 5 % сернокислого диметила

Граната с ручкой

Синее «С»

Дифенилхлорарсин с равным количеством взрывчатого вещества

Кроме того, в первое время применялись ручные гранаты с бромацетоном, сначала стеклянные шары, затем сферические ручные гранаты. Далее, применялись дымовые ручные гранаты с хлорсульфоновой кислотой

 

Таблица 15.4

Австро-венгерские химические снаряды

Калибр

Клеймо

Объем или вес химического заряда

Состав химического заряда

8-см

Се

0,4 кг

Бромциан

15-см гаубица

Се

 

15-см мортира

Се

 

8-см

Be

Бромацетон

15-см гаубица

Be

 

15-см мортира

Be

 

Первое время оба вещества соединялись в одном снаряде («граната Се + Ве»), который часто снаряжался одним бромметилэтилкетоном. Впоследствии, в виду ненадежности при хранении и понижении ядовитого действия, — в отдельных снарядах, которыми стреляли на подобие германского «разноцветного креста» в пропорции 6 Се на 1 Be.

В последние месяцы войны австрийские батареи на германском западном фронте стреляли также снарядами с дихлордиэтилсульфидом (ипритом)

 

 

Таблица 15.5

Французские химические снаряды (на начало 1918 г.)

Калибр, см

Вес стакана, кг

Вес химического заряда, кг

Состав химического заряда

7,5

 

4,5

0,75

50–60 % фосгена 50–40 % хлорного олова или треххлористого мышьяка

 

0,45

50°/0 синильной кислоты, 50% треххлористого мышьяка

4,3

0,95

50% иодацетона, 50% хлорного олова

4,85

0,33

60% йодистого бензила

 

0,075

40% бензола, толуола или ксилола, хлорное олово в особой трубке

12

15,5

Фосген и треххлористый мышьяк.

17,0

1,8

60% фосгена, 40% хлорного олова.

17,2

1,1

46% синильной кислоты, 54% треххлористого мышьяка

15,5

39,5

4,4

50% фосгена, 50% треххлористого мышьяка или 60% фосгена, 40% хлорного олова

39.5

2,6

50% синильной кислоты, 50% треххлористого мышьяка

32,2

10,3

50% фосгена, 50% треххлористого мышьяка

Кроме того, для наполнения снарядов служили: четыреххлористый сероуглерод, хлорацетон, этилбромацетат, акролеин, хлорметиловый эфир хлоромуравьиной кислоты, иприт (конец 1918 г.) и проч., всего до 30 различных ОВ

 

Таблица 15.6

Французские газобаллоны*

Хлор и хлорное олово

в различных пропорциях

Хлор и треххлористый мышьяк

Хлор и фосген

* Кроме того, французской армией использовались:

химические мины (для минометов) с хлорэтилсульфатом, фосгеном в хлорном олове; с синильной кислотой в смеси с треххлористым мышьяком;

химические ручные гранаты с хлорацетоном, хлорацетоном и этилбромацетатом, хлорацетоном и акролеином, а в конце 1918 г. с ипритом;

химические ружейные гранаты с этилбромацетатом;

авиабомбы с синильной кислотой в смеси «Винсеннит»

 

Таблица 15.7

Химические снаряды Соединенного Королевства

Калибр, см

Вес стакана, кг

Вес химического заряда, кг

Состав химического заряда

11,4

14,65

0,870

Этилиодацетат

 

0,850

70% этилиодацетата, 30% спирта и уксусного эфира

 

1,00

Хлорпикрин

13,50

1,50

80% хлорпикрина, 20% уксусного эфира

 

-

80% этилиодацетата, 20% спирта и уксусного эфира

13,20

0,89

55% синильной кислоты, 45% треххлористого мышьяка

13,56

1,64

78% хлорпикрина, 22% хлорного олова (N С)

12,70

1,52

75% этилиодацетата, 25% спирта и уксусного эфира.

13,00

1,85

90% хлорпикрина, 10% этилиодацетата

13,10

 

76 % хлорпикрина, 24 % хлорного олова (N С)

12,70

1,60

50 % фосгена, 50 % треххлористого мышьяка

11,9

16,80

1,40

Хлорпикрин

12,7

24,00

Этилиодацетат

24,00

2,00

Хлорпикрин

23,40

 

70 % этилиодацетата, 30% спирта и уксусного эфира

23,50

2,40

53 % фосгена, 47°/0 треххлористого мышьяка

Кроме того, иприт (конец 1918 г.)

 

Таблица 15.8

Газобаллоны Соединенного Королевства*

Хлор

в различных пропорциях

Хлор и хлорпикрин

Хлор и фосген

* Кроме того, британской армией использовались:

минометные и газометные химические мины, снаряженные этилиодацетатом, хлорпикрином, фосгеном (чистым); смесями, содержащими 80 % хлорпикрина и 20 хлорного олова; хлор с фосгеном;

Химические ручные гранаты со смесью, включающей 75% этилиодацетата и 25% спирта; этилиодацетатом (чистым); смесью 80 % хлорпикрина и 20 % хлорного олова; в конце 1918 г. с ипритом.

 

Таблица 15.9

Русские химические снаряды*

Калибр, см

Вес стакана, кг

Вес химического заряда, кг

Состав химического заряда

7,6

5,50

-

Хлорацетон

7,6

5,50

-

Хлористый метилмеркаптан и хлористая сера

7,6

5,50

0,71

56% хлорпикрина, 44 % хлористого сульфурила

7,6

5,50

0,75

45 % хлорпикрина, 35 % хлористого сульфурила, 20 % хлорного олова

7,6

5,50

0,72

Фосген и хлорное олово.

7,6

5,50

0,50

50 % синильной кислоты, 50 %, треххлористого мышьяка

15,5

36,55

3,75

60 % фосгена, 40 % хлорного олова

15,2

36,30

3,60

60 % фосгена, 5 % хлорпикрина, 35 % хлорного олова

*Русской армией использовались газобаллоны с хлором, со смесью хлора и фосгена и смесью хлора и хлорпикрина. С конца 1916 г. в русскую армию поставлялись химические ручные гранаты с «удушающими жидкостями».

 

Таблица 15.10

Итальянские химические снаряды

Калибр, см

Вес стакана, кг

Вес химического заряда, кг

Состав химического заряда

7,5

5,45

0,465

Хлорпикрин

7,5

5,44

0,32

70 % йодистого бензила, 30 % бензола

10,5

15,30

0,80

91 % фосгена, 5 % сероуглерода, 4 % хлороформа

14,9

30,00

5,55

Фосген

14,9

29,20

2,30

Хлорпикрин

Кроме того, в конце 1918 г., дихлордиэтилсульфид, предоставленный Францией

 

 

16

Огнемет современного типа был создан в начале ХХ в. берлинским инженером Рихардом Фидлером (Richard Fidler) и в 1901 г . Германским патентным ведомством ему был выдан патент № 134348. Фидлером сделаны и другие изобретения военной и гражданской техники. Например, им был усовершенствован шрапнельный снаряд, разработан снаряд для целеуказания и корректировки стрельбы артиллерии. Но основным его изобретением стал огнемет. В последующем он получил еще несколько патентов на его усовершенствования в Германии, Франции, Швейцарии, Австрии, Дании и Соединенном Королевстве. Сегодня мало кто знает, что первые масштабные испытания нового боевого средства прошли в 1909 г . в России на артиллерийском полигоне под Усть-Ижорой. Фидлер, видимо по экономическим соображениям, пытался продать свой патент на огнемет не собственному военному ведомству, а российскому ( рис. 16.1).

Рис. 16.1. Схематическое изображение огнемета по германскому патенту № 134348. Дата приоритета – 25.04.1901 г. (рисунок из книги Tomas Wictor, 2007)

Рис. 16.1. Схематическое изображение огнемета по германскому патенту № 134348 . Дата приоритета – 25.04.1901 г. (рисунок из книги Thomas Wictor, 2007)

Но еще до обращения Фидлера к русскому правительству с предложением о приобретении у него патента на применение способа развития больших пламенных масс, Главное инженерное управление (ГИУ) военного министерства занималось исследованием возможности боевого применения огня, выбрасываемого из трубопроводов. В 1898 г. в Первой саперной бригаде проводились испытания по созданию огневых препятствий струями керосина по идее капитана Зигерн-Корна, показавшие хорошие результаты. У ГИУ появились только сомнения относительно сохранности трубопроводов, заложенных в брустверах, при обстреле укрепления артиллерией противника. Также оказалось, что Зингерн-Корном были неудовлетворительно разработаны: способ воспламенения жидкости при ее выбрасывании из трубопровода и приспособление для выдавливания жидкости из резервуара в трубопровод. Поэтому идея огнеметания не была совсем уж неизвестна в России, не было только удовлетворяющих условиям боевого применения конструкций огнеметов.

В январе 1909 г . Фридлер обратился через посредничество дворянина Невяровского к императору Николаю II с просьбой об испытании его огнеметных аппаратов. Фридлер утверждал, что они способны выбрасывать на значительные расстояния струи горящей жидкости, и поэтому могут иметь применение в военном деле при штурме фортов и укреплений, обороне и атаке позиций. Император поручил ГИУ провести испытание аппаратов Фридлера в присутствии самого начальника ГИУ.

Фридлер прибыл в Петербург в понедельник 9 марта 1909 г., опыты начались 14 марта в Усть-Ижоре. Им было продемонстрировано три типа аппаратов:

малый — переносимый одним человеком. Он представлял собой стальной ранец, заключавший горючую жидкость, приспособление для его носки на спине при помощи ремней. Размеры ранца были следующими: 59 см — высота, 42 см — ширина, 21 см — толщина. На верхней крышке аппарата имелись два клапана: левый — предохранительный, правый — для навинчивания стального сосуда с жидкой углекислотой. В нижней части резервуара было установлен навинтованный кран для приращивания гибкого, оплетенного металлической сеткой, рукава длинной около метра, оканчивающегося ввинчивающейся трубкой, из которой происходило выбрасывание жидкости. У выходного отверстия брандспойта было установлено специальное огниво (лоток, покрытый асбестом и пропитанный горючей жидкостью), которое должно было зажигаться перед приведение аппарата в действие. К стальному баллону с горючей жидкостью привинчивался стальной сосуд с жидкой углекислотой. Рабочее давление 6-8 атмосфер, вес пустого аппарата — 10 кг, наполненного жидкостью — 30 кг. Снаряженный аппарат для своего управления требовал двух человек — один управляет струей горящей жидкости, другой следит за манометром и регулирует в ручную рабочее давление в баллоне, перепуская поворотом крана углекислоту из стального цилиндра в резервуар с жидкостью ( рис. 16.2);

Рис. 16.2. Испытание первого германского ранцевого огнемета в России на полигоне под Усть Ижорой в марте 1909 г. Испытания огнемета проводят хорошо одетые люди в цилиндрах, лаковых туфлях и белых перчатках (фотография из работы Карагодина К. Н., 1919).

Рис. 16.2. Испытание первого германского ранцевого огнемета в России на полигоне под Усть-Ижорой в марте 1909 г. Испытания огнемета проводят хорошо одетые люди в цилиндрах, лаковых туфлях и белых перчатках (фотография из работы Карагодина К. Н., 1919).

средний — переносимый четырьмя людьми. Имел ту же конструкцию, что и легкий, но был больших размеров. Вес пустого аппарата около 60 кг, с жидкостью — около 200 кг, рабочее давление 6-8 атмосфер, длина рукава — 20 метров, но изобретатель утверждал, что можно установить шланг длиной в 200 метров и система будет работать;

тяжелый — возимый, состоящий из резервуара с жидкостью длиной 1,6 метра , диаметром 1 метр , двух цилиндров с жидкой углекислотой, рукава, длиной в 20 метров (изобретатель утверждал, что можно установить шланг длиной в несколько сотен метров) и металлической трубы, выбрасывающей жидкость. Последняя помещалась на специальной треноге, на которой также был размещен металлический щит с прорезами, затянутыми слюдой для защиты от жара лица человека, направляющего огненную струю. Весь аппарат без жидкости весил 500 кг, а с жидкостью — 1200 кг ( рис. 16.3).

 

 

 

 

 

Рис. 16.3. Испытание первого германского тяжелого огнемета в России на полигоне под Усть Ижорой в марте 1909 г. (фотография из работы Карагодина К. Н., 1919).

Рис. 16.3. Испытание первого германского тяжелого огнемета в России на полигоне под Усть-Ижорой в марте 1909 г. (фотография из работы Карагодина К. Н., 1919) .

Испытания аппаратов проводились по амбразурам капонира, оставшегося в Ижоре после опытов по определению прочности в отношении взрывов различных конструкций сводов. В капонирах были установлены чучела, изображающие стрелков. Так же испытания проводили по чучелам, имитировавшим людей, находящихся за валом и в наступательных цепях.

В целом все три аппарата показали себя хорошо, однако предложение Фидлера о приобретении у него патента, военным ведомством было отвергнуто по следующим причинам.

Малый аппарат не мог быть использован в бою открыто стоящими под огнем противника людьми. В аппарате не был предусмотрен механизм прекращения его работы в случае, если управляющий им человек, будет убит или ранен. В этом случае огненная струя могла оказаться повернутой на своих.

Аппараты средний и тяжелый рассматривались непригодными для полевой и осадной войны вследствие их тяжести, необходимости иметь при себе большие запасы горючей жидкости, а так же вследствие большого количества времени, которое требуется для их заряжания и установки. Были опасения, что люди, использующие их в осадной войне, будут открыты для поражения снарядами и пулями противника, при этом сами аппараты будут легко пробиты и горючая жидкость под давлением разольется по траншеям.

Струя горящей жидкости, выбрасываемая большим аппаратом, летит не далее 20-25 сажень, однако количество развиваемого при горении густого дыма, высокая температура пламени и разбрасываемые во все стороны брызги горящей жидкости на этом коротком расстоянии делают невозможным продвижение вперед штурмующих групп. При сильном ветре невозможно прицельно поражать амбразуры капониров даже тяжелым аппаратом.

Отчет об этих испытаниях был представлен военным министром 23 апреля 1909 г. (№ 32) императору Николаю II с заключением, что предложение господина Фидлера не может найти применения в военном деле. На его основании император отклонил ходатайство господина Невяровского о «приобретении от г. Фидлера его приборов».

Опыты с аппаратами Фидлера на Усть-Ижорском полигоне обошлись казне в 4500 рублей.

Через полтора года Фидлер вновь обратился в ГИУ с просьбой обратить внимание на свои изобретения, подчеркивая то обстоятельство, что им внесены значительные усовершенствования в их конструкцию. И, прежде всего, им была почти втрое увеличена дальность выбрасывания огненной струи и возможность устранить присутствие дыма. Изобретатель также сообщил, что он предложил свое изобретение германскому правительству, по распоряжению которого в октябре 1909 г. были проведены весьма удачные опыты в крепости Кюстрин. Фидлер пытался продать свой патент германскому военному ведомству за 5 млн марок, но германское военное ведомство, осведомленное о том, что аппарат уже демонстрировался в России, и изобретение уже не возможно сохранить в тайне, от его предложения отказалось, заказав ему 100 ранцевых аппаратов для опытов. В своем письме изобретатель высказывал желание поставить военному министерству России свои аппараты по цене: за малый — 250 рублей, за большой — 10 тыс. рублей.

Любопытно то, что второе крупное испытание приборов Фидлера было проведено под Берлином в присутствии помощника начальника ГИУ, профессора Николаевской инженерной академии, генерал-лейтенанта К. И. Величко (1856-1927) и бывшего военного агента в Германии, генерал-майора А. Н. Михельсона (1864-19*?) .

Они признали конструкцию ранцевого аппарата весьма удачной, но крепостной и осадный аппараты, нуждающимися в совершенствовании. Инженерный комитет ГИУ, на основании этого доклада 7 октября 1910 г. рекомендовал ГИУ войти в контакт с изобретателем на предмет: 1) приобретения у него не менее 10 полных комплектов ранцевых аппаратов с соответствующим количеством выбрасываемых им составов дымного и бездымного; 2) открытия им русскому военному ведомству секрета его составов и автоматического поджигателя, с общими ассигнованиями изобретателю на это 10 тыс. рублей.

Обрадованный Фидлер письмом от 17.11.1910 г. сообщил ГИУ, что он за сумму в 10 тыс. рублей готов поставить: 1) 10 полных аппаратов (ранцевых приборов) со всеми к ним принадлежностями, но только более тщательно подготовленными, чем те, которые были осмотрены генерал-лейтенантом Величко в Берлине; 2) 10 пудов дымной жидкости к этим аппаратам и 10 пудов бездымной жидкости; 3) 100 штук автоматических зажигателей для ранцевых аппаратов. Кроме того за туже сумму он обязался открыть ГИУ составы обоих жидкостей, приложить точную инструкцию и даже лично дать указания для пользования аппаратами. Единственно, что он просил, это взять ГИУ на себя расчеты за таможенное оформление груза. Однако начальник ГИУ в своем докладе Военному министру от 20 марта 1911 г. (№ 56), вновь привел те же аргументы против аппаратов Фидлера, которые появились у него после их испытаний под Ижорой. Это зависимость их действия от случайностей, из которых главнейшая — смерть или ранение человека, направляющего огненную струю. Ссылаясь на то, что еще пока неизвестно, как отнеслись к аппарату в Германии и Франции, считают ли там необходимым снабдить свои армии такими аппаратами, а также учитывая то, что наши крепости пока еще не снабжены и более необходимыми средствами обороны и запасами, чем аппараты Фидлера, он предложил их не приобретать, «а пока следить за результатами опытов над ними за границей»

Резолюция на докладе: «Согласен». За Военного министра Поливанов, 26.03.1911 г.

После окончательного признания в 1911 г. аппаратов Фидлера средством третьестепенного значения и даже сомнительного свойства, русское военное министерство больше не интересовалось идеей огнеметания на войне. Только после появления огнеметов на Западном фронте, при штурме немцами форта «Во», произведших потрясающее впечатление на его защитников, вынудило как русское, так и союзные правительства поспешно приняться за работу по созданию в своих армиях этого нового вида оружия.

Огнеметы Первой мировой войны представляли собой резервуары, содержащие горючие жидкости (нефть, керосин и др., см. ниже), выбрасывающиеся силой сжатого воздуха или какого-то другого газа через гибкий рукав, заканчивающийся брандспойтом (металлический наконечник выбрасывающего шланга) или сопла (у фугасного огнемета). При выходе из брандспойта (сопла) жидкость посредством специального автоматического приспособления поджигалась. Огненная струя выбрасывалась на дальность от 15-35 метров ( ранцевые огнеметы ; их было два типа: малый и средний), до 40-60 и более ( тяжелые огнеметы — полутраншейный и траншейный). Кроме поражающего действия огнеметы оказывали деморализующее действие на противника. Наиболее тяжелые траншейные огнеметы были созданы англичанами (система Ливенса; о ней см. ниже); дальность выброса огненной струи у этих огнеметов достигала 200 метров .

Для успешного огнеметания было необходимо, чтобы горючая жидкость обладала следующими качествами: 1) легкой воспламеняемостью; 2) способностью развивать высокую температуру при сгорании; 3) способностью производить зрительный эффект; 4) дешевизной. Обычно горючая жидкость для снаряжения огнеметов того времени представляла собой смесь нефти с бензином и керосином. Количественные соотношения веществ в смеси менялись в зависимости от времени года, качества нефтепродуктов, системы огнеметов и пр. Для целей огнеметания использовали также (англичане) раствор желтого фосфора в сероуглероде, причем этот раствор разбавлялся большим количеством скипидара. Такая жидкость, попав на кожу или платье через несколько секунд воспламеняется самопроизвольно, без поджигания. Французы употребляли смесь легкого каменноугольного масла с бензолом в различных сочетаниях в зависимости от времени года. Употреблявшиеся германцами «синее», «желтое» и «зеленое» масла состояли из смеси различных продуктов, получаемых при перегонке каменноугольной смолы.

В течение все войны огнеметы применялись как вспомогательное средство, требующее для своего использования в позиционной войне особо благоприятных условий. Ранцевые огнеметы применялись почти исключительно при наступлении, причем тогда, когда это наступление велось на сравнительно узком участке фронта, имело характер стремительного удара «на коротке» (налета) и разрешало задачу захвата небольшого участка позиций. Если удавалось подвести огнеметчиков на расстояние 30-40 шагов от первой линии окопов, то успех атаки был почти всегда обеспечен. В противном случае огнеметчики расстреливались при своем движении с громоздким аппаратом на спине. Поэтому применение ранцевых огнеметов сделалось возможным исключительно в ночных атаках или на рассвете, если огнеметчикам удавалось подползти к противнику и занять воронки снарядов для своего укрытия.

В Советской России по опыту Первой мировой войны применение ранцевых огнеметов в при прорыве укрепленной позиции предполагалось для «очистки» от противника окопов и ходов сообщений (рис. 16.4).

Рис. 16.1. Применение ранцевых огнеметов при прорыве укрепленной позиции

Рис. 16.4. Применение ранцевых огнеметов при прорыве укрепленной позиции («очистка» окопов противника). Огнеметы должны были использоваться для «прокладывания» дороги русским пехотным группам при их борьбе с противником в его окопах и ходах сообщения (Фишман Я. М., 1929).

Борьба в полосе обороны противника состоит из ряда коротких ударов от траверса к траверсу, от блиндажа к блиндажу. Поэтому предполагалось достичь полного сочетания работы огнеметов с действиями гранатометчиков и ударной группы

В обороне ранцевые огнеметы предполагалось располагать в районах взводов вторых эшелонов рот и даже батальонов. В последнем случае — если второй эшелон батальона предназначен исключительно для обороны данного района, и маневра производить не предполагает (рис. 16.5).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 16.2 . Применение ранцевых огнеметов в обороне

Рис. 16.5 . Применение ранцевых огнеметов в обороне. Огнеметы должны были придаваться ударным группам взводов, причем в зависимости от вероятных направлений атак противника они должны были располагаться на фронте или флангах. Считалось, что пара ранцевых огнеметов может прикрыть фронт приблизительно в 100 метров . Огнеметы считалось целесообразным выдвинуть от ударной группы в сторону противника на 30-40 метров (Фишман Я. М., 1929).

Траншейные огнеметы были приспособлены к особым условиям позиционной войны, когда имело место значительное уменьшение расстояния между линиями окопов воюющих сторон. При удалении окопов друг от друга на 50-300 шагов между ними была сплошная колючая проволока. Артиллерия ни с той, ни с другой стороны вести стрельбу не могла. Пулеметный и ружейный огонь тоже не был действителен по засевшему в глубоких окопах противнику. При атаках на таких участках траншейный огнемет и находил себе применение. В связи с чем изменялась его конструкция с расчетом на увеличение дальности струи (этим объясняется появление огнеметов типа Ливенса). Применение из окопов таких огнеметов имело своей целью деморализацию противника и нанесение ему больших потерь. Затем быстрым налетом пехотных частей с легкими огнеметами можно было ворваться в атакованный участок и его занять. В условиях оборонительного боя огнеметы обычно не применялись, не было опыта их использования в условиях маневренной войны.

В Советской России по опыту Первой мировой войны применение траншейных огнеметов в обороне предполагалось в районах вторых эшелонов рот или в стыках между ротами, или же на фланге. Это расположение зависело от оценки обстановки в отношении направления главного удара противника и наиболее опасных путей его распространения в глубину русских позиций. Два траншейных огнемета должны были прикрывать фронт приблизительно в 240-320 метров . При более дальних расстояниях пехота своей контратакой могла не успеть использовать замешательство противника ( рис. 16.6).

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1 6.3 . Применение траншейных огнеметов в обороне.

Рис. 16.6. Применение траншейных огнеметов в обороне. Контратака в случае расположения траншейных огнеметов внутри ротного района перед фронтом второго эшелона роты должна была производиться или только ударной группой второго эшелона, или совместно с ударными группами передовых взводов, что должно было привести к окружению прорвавшегося противника (Фишман Я. М., 1929).

18 января 1915 г. в Германии был сформирован добровольческий саперный отряд для испытания огнемета в боевых условиях (Flammenwerfer Abteilung). Его командиром назначили майора Германа Реддемана, бывшего начальника лейпцигской пожарной охраны. Реддеман проводил эксперименты с огнеметами на протяжении нескольких предвоенных лет. В феврале 1915 г. ранцевый огнемет испытали под Верденом против французов, а в июне против англичан. В обоих случаях огнемет вызвал панику в рядах вражеской пехоты, немцам удалось занять позиции противника с относительно небольшими потерями. Никто не мог остаться в траншее, когда за бруствер лился огненный поток. Третий гвардейский саперный батальон переформировали в Flammenwerfer Abteilung. Батальон первоначально состоял из шести рот, но к 1917 г. число рот увеличилось до 12. В каждой роте было 20 больших и 18 малых огнеметов. В составе каждого штурмового батальона был огнеметный взвод (Flam-menweriertrupp), насчитывавший от четырех до восьми ранцевых огнеметов. Обстоятельное исследование по истории применения германских огнеметов в годы Первой мировой войны подготовил американский ученый Thomas Wictor (2007).

Конструирование русских огнеметов возобновилось с весны 1915 г., после того как их эффективность в бою была продемонстрирована немцами. В сентябре 1915 г. прошли испытания первые 20 огнеметов профессора Горбова. В 1916 г. расширилось производство огнеметов. В марте 1916 г. Главное Военно-Техническое управление заказало изготовить 1500 огнеметов системы Горбова. С передачей весной 1916 г. огнеметного дела в ведение Химического Комитета ГАУ (Главное Артиллерийское Управление), 2 (15) июня 1916 г. был дан заказ на изготовление 6000 огнеметов системы Александрова, затем уменьшенный до 1000. Одновременно был дан заказ на изготовление 6000 огнеметов системы Товарницкого. Оба заказа были даны Киевским заводам.

Кроме того, было заказано Киевскому проволочно-гвоздильному заводу 200 больших огнеметов системы Товарницкого и в Англии — 56 тяжелых огнеметов системы Винсента и 50 огнеметов системы Ливенса.

К 1 января 1917 г. было изготовлено для Главного Военно-Технического Управления 1800 огнеметов Горбова, для ГАУ — малых огнеметов системы Александрова — 140, малых огнеметов системы Товарницкого — 5000 и больших — 50; кроме того из Англии были получены 21 тяжелый огнемет системы Винсента.

Одновременно с производством огнеметов велась подготовка кадров огнеметчиков и разрабатывались штаты огнеметных подразделений. Генеральный штаб 15 (28) июля директивой № 5275 сообщил Начальнику УПИАРТ о введении на вооружение некоторых полков малых (легких) огнеметов и о разработке проекта штата огнеметного отделения на 12 огнеметов. Это отделение включалось в состав полковой команды траншейных орудий. Всего в отделении 1 офицер, 3 унтер-офицера, 5 ефрейторов и 21 рядовых. Генеральный штаб указывал, что необходимо немедленно приступить к формированию отделений и подготовке личного состава при запасной химической роте, для чего командировать на полторы недели личный состав на 20 полков.

28 июля (10 августа) УПИАРТ (управление Полевого Инспектора артиллерии) за № 11891 представляет в Генеральный штаб свои замечания: 1) произвести формирование самостоятельных подразделений — огнеметных команд; 2) начать формирование по одной команде на дивизию; 3) очередность формирования: Кавказский фронт, Западный фронт, Юго-западный фронт, северный фронт.

Практическое обучение личного состава для огнеметных подразделений началось еще весной 1916 г . 8 (21) мая командир запасной химической роты донес в Генеральный штаб о начале обучения личного состава 10 огнеметных батарей. Позднее было сообщено о прибытии в роту 2 офицеров и 38 солдат (бежавших из немецкого плена и обученных в Англии огнеметному делу).

Приказом начальника Штаба Верховного Главнокомандующего от 11 (24) сентября 1916 г. за № 1270 был введен штат огнеметной команды пехотного полка.

Штат предусматривал в команде 1 офицера, 29 строевых солдат и младших командиров и 3 нестроевых солдата. На вооружение полагалось 12 пехотных огнеметов. Таким образом, численность личного сотава команды и вооружения, вводимого Штатом, соответствовала проекту Генерального Штаба от 15 (28) июля.

Следует отметить, что на применение огнеметов имелись два противоположных взгляда: УПИАРТ считал огнемет средством обороны, а Генеральный Штаб — средством наступательного боя. 27 октября (9) ноября Генеральный Штаб сообщает в УПИАРТ и Председателю Химического Комитета, что он «… не разделяет точки зрения УПИАРТ о применяемости носимых огнеметов только при обороне, а напротив считает их средством поражения по преимуществу при наступлении и признает необходимым в этом направлении вести подготовку подлежащих командированию для обучения в запасной химической роте чинов полковых огнеметных команд».

В 1916 г. был принят на вооружение ранцевый огнемет конструктора Товарницкого, которым с осени 1916 г . в пехотных полках русской армии оснащались огнеметные команды (по 12 огнеметов в каждой). 5 (18) декабря было утверждено представление Генерального Штаба о сформировании 3-х батарей тяжелых огнеметов (по одной на фронт). Каждая батарея состояла из 4-х тяжелых огнеметов Товарницкого, 6 офицеров и 128 солдат. В середине 1917 г. солдаты этих батарей закончили обучение и их отправили на Северный, Западный и Юго-Западный фронты.

Таким образом, к концу 1916 г . в русской армии были созданы огнеметные подразделения для совместных действий с пехотой, преимущественно в наступлении, включенные в состав пехотных полков, а также подразделения тяжелых огнеметов, придаваемых фронтам как средство усиления обороны.

В ходе подготовки к летнему наступлению 1916 г. в русской армии принимались меры по защите войск от действия огнеметов. Так 12 апреля (5 мая) начальник этапно-хозяйственного отдела штаба 10 армии запрашивал корпуса, нуждаются ли они в огнеупорных мешках, в огнестойких жидкостях и костюмах для защиты от огнеметов противника (по английскому опыту). 15 (28) мая штабы армий (5 армия Северного фронта, 3 армия Западного фронта, 11 армия Юго-западного фронта) сообщили в корпус о мерах, принимаемых для защиты от огнеметов во французской и английской армиях (ложиться на землю и прятаться в углублениях и укрытиях). Асбестовые костюмы не были надежной защитой от огнеметной струи (рис. 16.7).

Рис. 16.7. Действие огневой струи на огнеупорные асбестовые костюмы. А — огнеупорный костюм. Б — вид огнеупорного костюма после минутного воздействия на него струи из огнемета (снимок костюма, снятого с тела погибшего огнеметчика). В — вид огнеупорного маски после минутного воздействия на нее струи из огнемета (снимок маски, снятой с лица погибшего огнеметчика) По К. Н. Карагодину (1919).

Рис. 16.7. Действие огневой струи на английский огнеупорный асбестовый костюм. А — огнеупорный костюм. Б — вид огнеупорного костюма после воздействия на него струи из огнемета (снимок костюма, снятого с тела погибшего огнеметчика). В — вид огнеупорной маски после воздействия на нее струи из огнемета (снимок маски, снятой с лица погибшего огнеметчика). По К. Н. Карагодину (1919).

После проведения противником огнеметной атаки 27 октября (7 ноября) у Скробова последовали приказы фронтам и армиям. В приказании 12 армии от 8 (21) ноября за № 392 излагается описание огнемета, тактика действия огнеметов и борьба с ними путем стрельбы по огнеметчикам. То же самое излагалось в приказании Северному фронту от 16 (29) декабря № 314 и в приказе Западному фронту от 20 декабря (2 января) за № 993.

В приказе Западному фронту дополнительно предлагается: 1) установить наблюдение за противником; 2) так как огнеметчики сближаются под прикрытием дымовой завесы, необходимо вести огонь по завесе; 3) применять рогатки для забрасывания окопов, что бы воспрепятствовать движению огнеметчиков; 4) иметь запасы противогазовых средств.

Всего за годы Первой мировой войны в России использовалось 10 систем огнеметов двух типов — ранцевых и тяжелых.

Ранцевые : 1) Товарницкого, 2) Горбова, 3) Александрова, 4) Тилли-Госко, 5) Лоренса.

Тяжелые : 1) Винсента, батарейного типа, 2) Товарницкого, 3) Ершова, 4) Московские огневые фугасы «СПС» («SPS»).

Но уже в 1924 г. на вооружении Красной армии состояли: 1) ранцевые огнеметы Товарницкого, 2) тяжелые — Винсента, 3) огнеметные фугасы «СПС»

Теперь по работам К. Н. Карагодина (1919), М. Я. Сухаревского (1924) и Я. М. Фишмана (1929) сравним технические характеристики отечественных и западных огнеметов Первой мировой войны. Начнем с огнеметов ранцевого типа .

Русский огнемет ранцевого типа системы «Т» (т. е. Товарницкий; рис. 16.8) представлял собой овальный стальной резервуар (1), наполняющийся на две трети горючей жидкостью и на одну треть сжатым до 12-15 атмосфер воздухом. Наполнение резервуара жидкостью и сжатым воздухом производилось через особый кран (2), снабженный дугообразной рукояткой для удобства открывания и закрывания; к этому же крану — по наполнению резервуара — привинчивался гибкий резиновый шланг (выбрасывающая труба, трубопровод) около двух метров (3) с брандспойтом на конце (4). На брандспойт надевалась жестяная коробка, носившая название зажигалки (5), на дно которой была положена обыкновенная пакля, смоченная бензином и посыпанная «зажигательным порошком», состоящим из 75 % бертолетовой соли и 25 % сахара. Над паклей при помощи особых держателей помещалась небольшая ампула с серной кислотой. Вес порожнего огнемета 11,4 кг, снаряженного — около 24 кг . Огнемет носился на спине солдата при помощи двух ремней.

Рис. 16.4 . Ранцевый огнемет системы Т

Рис. 16.8. Ранцевый огнемет системы «Т». 1 — резервуар с горючей жидкостью; 2 — кран; 3 — шланг; 4 — брандспойт; 5 — зажигалка; 6 — нож-ударник; 7 — стойка крепления зажигалки; 8 — рычаг управления; 9 — щиток. По Я. М. Фишману (1929).

При открывании крана горючая жидкость с силой выбрасывалась наружу и, ударяясь о стойку крышки зажигалки (7), производила в движение имеющийся в зажигалке крючкообразный нож (6). Нож разбивал ампулу с серной кислотой, и последняя, вступая в реакцию с зажигательным порошком, моментально воспламеняла его; загоралась пакля и зажигала вылетающую из огнемета струю жидкости. Горящая струя при помощи прикрепленного к брандспойту деревянного рычага управления (8) направлялась огнеметчиком в нужную сторону. Можно было то прекращать, то возобновлять ее выпуск. Дальность полета струи, постепенно уменьшающаяся вместе со снижением давления в резервуаре, достигала 15-30 метров . Время действия непрерывной струи — 50-55 секунд.

Огнемет системы «Тилли-Госко» . Аппарат состоял из одного большого резервуара, в который был вварен другой резервуар меньшего диаметра. Большой резервуар служил для его наполнения горючей жидкостью, а меньший для содержания сжатого воздуха. Сжатым воздухом резервуар наполнялся с помощью ручного воздушного насоса через пневматический вентиль, помещенный в крышке резервуара. Резервуары были соединены между собой с помощью трубки и вентиля применением которых достигается, перед началом действия аппарата, доступ сжатого воздуха из одного резервуара в другой. Резервуар с жидкостью был снабжен: а) коленчатой трубкой для выбрасывания под давлением горючей жидкости; б) дисковым пружинным затвором для регулирования струи жидкости и прекращения действия; в) железной трубкой с наконечником; г) штыком; д) зажигалкой ( рис. 16.9).

 

Рис. 16.9. Схематическое изображение огнемета «Тили-Госко» (реконструкция Tomas Wictor, 2009).

Рис. 16.9. Схематическое изображение огнемета «Тили-Госко» (реконструкция Thomas Wictor, 2009).

 

Технические данные системы: 1) дальность — до 50 шагов; 2) время действия — с перерывами до 3-х минут, без перерывов до 25 секунд; 3) вес системы — 37 фунтов (без жидкости).

Преимущества системы: 1) полное отсутствие давления сжатого воздуха. Заряженный аппарат в течение суток дает утечку не более 1-1,5 %, что совершенно не отражается на боеспособности аппарата;

2) заряжение (до 14 атмосфер) производится с помощью ручного насоса, усилием одного человека. Применением воздушного насоса: а) достигается возможность заряжения нескольких аппаратов одним насосом; б) устраняется крайне сложная доставка из глубокого тыла и отправление обратно в тыл для заряжания бутылей со сжатым воздухом;

3) применение дискового пружинного затвора: а) устраняет возможность ожога своих в случае ранения или смерти огнеметчика, так как в этих случаях истечение жидкости немедленно прекращается; б) дает большую продолжительность работы огнемета;

4) рабочее давление в резервуаре со сжатым воздухом не превышает полезного давления, благодаря чему исключается возможность взрыва даже при неумелом обращении;

5) горелка, применяемая в системе, дает пламя исключительно высокой температуры и силы. Пламя не тухнет даже под проливным дождем и на сильном ветру. Горелки двух родов — ударные и вытяжные;

6) брандспойт снабжен штыком.

Неудобства системы следующие: а) повышенное давления в резервуаре; б) вытекающее отсюда утяжеление всей системы; в) возможность взрыва, так как рабочее давление превышает полезное в 4 раза; г) необходимость применения компенсационных клапанов, изготовление которых в России крайне затруднительно; д) значительное удорожание всей системы. При конструировании системы обсуждался вопрос о применении постоянного давления до полного израсходования горючей жидкости.

Ранцевые огнеметы Александрова и Горбова вследствие неудачной конструкции широкого применения не нашли. Оба огнемета давали ничтожную дальность струи — 15-20 шагов. Аппарат Горбова работал под давлением 35 атмосфер. Кроме того зарядка углекислотой огнемета Горбова требовала внимательного отношения. Зарядку необходимо было производить на воздухе и при температуре от 0 до +8 градусов и не более 3-5 огнеметов сразу от одного углекислотного баллона без перерыва. При температуре +8 градусов зарядку можно было вести на воздухе без указанного ограничения, но при этом следовало держаться правила — сначала из одного баллона заряжать аппарат до 15-18 атмосфер, из другого дополнять до 25-35 атмосфер. При температуре воздуха ниже 0 градусов, зарядку проводили только в теплом помещении, например, в землянках, блиндажах и т. п. В конце войны оба огнемета были изъяты из употребления.

У английского ранцевого огнемета системы «Лоуренс» сжатый газ (углекислота) помещался в особую емкость, откуда он подавался в резервуар с огнесмесью по короткой гибкой трубке. Воспламенение рабочей жидкости производилось путем смешивания ее у выхода из брандспойта со смесью кислорода и хлора (хлор и кислород также находились в отдельной емкости). Вес снаряженного огнемета — 28,8 кг, пустого — 17,6 кг. Дальность полета струи — 24- 35 метров .

Германской армией применялись два типа ранцевых огнеметов: малый и средний. Малый огнемет «Векс» состоял из приспособления для носки, резервуара для горючей жидкости и баллона для газа (азот). Резервуар для горючей жидкости имел вид спасательного круга емкостью 11 литров . Газовый баллон с помощью особого винта прикреплялся к резервуару, подача газа из баллона в резервуар производилась с помощью баллонной трубки, снабженной клапаном. Вес снаряженного огнемета — 24 кг, пустого — 13 кг. Поливка непрерывной горящей струей была возможна в течение 20 секунд. Дальность действия струи — около 25 метров . Рабочее давление — 23 атмосферы (рис 16.10).

Рис. 16.10. Огнеметы «Векс» у германских солдат во время боев в Берлине в марте 1919 г. Надпись на фотографии «Уличные бои в Берлине, март, 1919 г. Огнеметы» (фотография из книги Tomas Wictor, 2007).

Рис. 16.10. Огнеметы «Векс» у германских солдат во время боев в Берлине в марте 1919 г. Надпись на фотографии «Уличные бои в Берлине, март, 1919 г. Огнеметы» (фотография из книги Thomas Wictor, 2007).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Средний огнемет «Клейф» состоял из тех же основных частей, что и «Векс», и отличался от него главным образом своими размерами. Вес снаряженного огнемета — 33,5 кг, пустого — 17,5 кг. Непрерывная струя была возможна в течение 25 секунд. Дальность ее действия — около 22 метров . Рабочее давление — 23 атмосферы. Соединение двух аппаратов «Клейф» давало «Двойной Клейф» с дальность действия струи 35- 40 метров и ее продолжительностью около 22 секунд (рис 16.11 и 16.12).

 

Рис. 16.11. Огнеметный расчет с моделью огнемета «Kleif M. 1915» (фотография из книги Tomas Wictor, 2007).

Рис. 16.11. Огнеметный расчет с моделью огнемета « Kleif M. 1915» (фотография из книги Thomas Wictor, 2007).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 16.12. Двойной «Клейф». Верден, июнь 1916 г. В центре фотографии два огнемета «Kleif M. 1915», соединенные посредством 5-футового брандспойта. Человек, помеченный на фотографии крестиком, генерал от инфантерии Hermann von Francois (фотография из книги Tomas Wictor, 2007).

Рис. 16.12. Двойной «Клейф». Верден, июнь 1916 г. В центре фотографии два огнемета « Kleif M. 1915», соединенные посредством 5-футового брандспойта. Человек, помеченный на фотографии крестиком, генерал от инфантерии Hermann von Francois (фотография из книги Thomas Wictor, 2007).

Французские ранцевые огнеметы (№ 1 bis , № 2 и № 3 bis ) состояли из резервуаров с горючей жидкостью и бутылей со сжатым воздухом. Вес снаряженного огнемета — около 23 кг, дальность струи — 25-30 метров ; продолжительность — от 8-10 до 25-30 секунд.

В американских ранцевых огнеметах жидкость выбрасывалась под давлением сжатого водорода. В итальянских — под давлением сжатого воздуха. Отличительной особенностью австрийских ранцевых огнеметов было наличие особых редукционных клапанов, благодаря которым излишествующий, против необходимого, сжатый газ выходил из резервуара наружу.

Теперь перейдем к рассмотрению технических характеристик тяжелых огнеметов .

Русский полутраншейный огнемет системы «Т» отличался от ранцевого главным образом своими размерами. Кроме того, сжатый газ у него помещался в отдельном резервуаре (4) и при помощи резиновой соединительной трубки (5), тройника (11) и манометра (6) подавался в резервуар (1) во все время действия огнемета. В резервуаре всегда поддерживалось постоянное давление (10-13 атмосфер). Резервуар цилиндрической формы; высота — около одного метра, диметр — около 0,5 метра. Ко дну резервуара была прикреплена дугообразная выводящая трубка (13) с краном (2), а последнему присоединен толстый брезентовый шланг (7) длиной около 8,5 метров , с брандспойтом (8) и зажигалкой (9) на конце. Брандспойт при помощи особого подъемного приспособления (14) подвижно укреплялся в металлическом штыре (12), вбитом в землю ( рис. 16.13).

Рис. 16.5 . Полутраншейный огнемет системы Т

Рис. 16.13 . Полутраншейный огнемет системы «Т». 1 — резервуар с горючей жидкостью; 2 — кран; 3 — рукоятка крана; 4 — емкость со сжатым воздухом; 5 — воздухопроводная трубка; 6 — манометр для определения давления в резервуаре; 7 — длинный брезентовый шланг; 8 — брандспойт; 9 — зажигалка; 10 — палка для управления брандспойтом; 11 — тройник; 12 — штырь; 13 — выводная трубка; 14 — подъемное устройство. По Я. М. Фишману (1929).

Вес порожнего огнемета (без шланга и подъемного приспособления) — около 95 кг , снаряженного — около 192 кг. Огнемет имел скобы для переноски вручную или при помощи палок; обслуживался 8 огнеметчиками (вместе с начальником огнемета). Принцип его действия такой же как и у ранцевого. Дальность полета струи — 35-55 метров ; сектор поражения в зависимости от установки (на поверхности земли, в маскирующих складках местности или же на дне окопа) колебался от 130 до 180 градусов.

Английский тяжелый огнемет системы «Винсента» представлял собой батарею из 4 резервуаров, соединенных друг с другом посредством коротких медных гибких шлангов. От одного из резервуаров отходил длинный выбрасывающий шланг с брандспойтом на конце. Высота каждого резервуара — около 4 футов, рабочее давление — 16-18 атмосфер. Сжатый воздух находился в отдельных емкостях, при помощи особых поясов присоединенных к резервуарам, и подавался в резервуары по медным воздушным трубкам. Вес одного пустого резервуара — 130 кг, наполненного жидкостью — 225 кг. Дальность полета струи горящей жидкости — 65-80 метров . Огнеметание могло производиться и при одном резервуаре (рис. 16.14).

 

 

 

Рис. 16.14. Огнемет системы капитана Винсента. А — брандспойт огнемета. Б — огнемет, установленный в траншее. По К. Н. Карагодину (1919).

Рис. 16.14. Огнемет системы капитана Винсента. А — брандспойт огнемета. Б — огнемет, установленный в траншее. По К. Н. Карагодину (1919).

Английский огнемет системы «Ливенса» представлял собой очень громоздкий и тяжелый аппарат и мог применяться только в позиционной войне при обороне сильно укрепленной позиции. Вес огнемета — 2,5 тонны. Был рассчитан на три выпуска огнесмеси, следующих один за другим. При каждом выпуске (под давлением около 24 атмосфер) выбрасывалось около 320 кг горючей жидкости. Дальность действия — 150-200 метров .

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Германский большой огнемет «Гроф» состоял из резервуара с горючей жидкостью, емкости со сжатым азотом, шланга воспламенителя и приспособления для носки (двумя огнеметчиками). Резервуар вмещал 100 литров жидкости. Вес пустого резервуара (без приспособления для носки) — 35 кг, наполненного — около 135 кг. Продолжительность горения непрерывной струи — 10 секунд, дальность — 30-40 метров . Соединяя несколько таких огнеметов посредством соединительного шланга, немцы создавали батарею «Грофов». Поливка струи производилась одним брандспойтом (рис. 16.15).

 

Рис. 16.15. Германский тяжелый огнемет «Гроф». А — германские солдаты на позициях с огнеметом «Гроф» (рисунок из книги «Военно-химическое дело», 1942). Б — изображение облегченной модели «Грофа» (Leichtgrof M. 1916). Это улучшенная версия ранней модели огнемета (фотография из книги Tomas Wictor, 2007).

Рис. 16.15. Германский тяжелый огнемет «Гроф». А — германские солдаты на позициях с огнеметом «Гроф» (рисунок из книги «Военно-химическое дело», 1942). Б — изображение облегченной модели «Грофа» (Leichtgrof M. 1916). Это улучшенная версия ранней модели огнемета (фотография из книги Thomas Wictor, 2007).

Французский тяжелый «огнемет № 1» имел один резервуар емкостью 80 литров . Вес всего огнемета в заряженном состоянии — 125 кг . Дальность действия — до 30 метров . «Комбинированный аппарат» из огнеметов № 3 bis имел дальность действия от 40 до 50 метров . Время действия струи — 20-25 секунд.

В 1916 г . впервые в мире русские инженеры Странден, Поварнин и Столица изобрели фугасный поршневой огнемет, из которого горючая смесь выбрасывалась давлением пороховых газов ( рис. 16.16 и 16.17).

 

 

 

 

 

Рис. 16.6 . Фугасный огнемет СПС

Рис. 16.16 . Фугасный огнемет «СПС». 1 — камера для горючего; 2 — поршень; 3 — сопло; 4 — терочные свечи зажигательного патрона; 5 — зарядник; 6 — пороховой выбрасывающий патрон; 7 — провода от подрывной машинки; 8 — штырь. По Я. М. Фишману (1929).

 

 

 

 

 

 

Рис. 16.7 . Замаскированный фугасный огнемет СПС

Рис. 16.17 . Замаскированный фугасный огнемет «СПС» на позиции. А — огнемет; Б — провода, идущие к подрывной машинке; С — подрывная машинка. По Я. М. Фишману (1929).

Русский фугасный огнемет представлял собой продолговатый железный цилиндр — камеру для горючего (1), внутри которой был неподвижно помещен поршень (2). На сопло (3) надевался терочный зажигательный патрон (4), а в зарядник (5) вкладывался пороховой выбрасывающий патрон (6); в патрон вставляли электрический запал, от которого шли к подрывной машинке провода (7). Вес огнемета около 16 кг, в снаряженном состоянии — 32,5 кг. Дальность действия достигала 35- 50 метров , время действия — 1-2 секунды. В аналогичных огнеметах иностранных конструкций, обладавших худшими характеристиками, выталкивание огнесмеси проводилось обычно с помощью сжатого воздуха или водорода, азота и углекислого газа. Принцип использования в нем давления пороховых газов для выталкивания огнесмеси остается основным до сих пор.

В начале 1917 г . фугасный огнемет Страндена, Поварнина и Столицы прошел испытания и под названием «СПС» (взяты начальные буквы фамилий конструкторов) поступил в серийное производство. Их предполагалась устанавливать в одну или несколько линий с дистанциями между линиями в 100-150 метров и с интервалами между отдельными огнеметами в линии в 35- 50 метров .

После войны в советской военной литературе рассматривались приемы применения фугасных огнеметов при ведении различных видов боевых действий. Например, в обороне считалось целесообразным их располагать внутри батальонных районов, или в стыке между батальонными районами, или же на флангах ( рис. 16.18).

Рис. 16.8 . Применение фугасных огнеметов в обороне . По Я. М. Фишману (1929)

Рис. 16.18 . Применение фугасных огнеметов в обороне. По Я. М. Фишману (1929).

Предполагалось, что они могут прикрывать большие фронты, чем траншейные огнеметы и располагаться в глубину обороны несколькими рядами, с расстояниями между ними в 100-150 шагов. Располагая фугасные огнеметы на флангах в направлениях, особенно опасных для обороны, можно было, взрывая ряды огнеметов, заставить противника переменить направление своего движения. Во время выхода из боя, когда возможно движение противника «на плечах» отходящей части, также предполагалась применять заранее установленные фугасные огнеметы.

Всего за годы Первой мировой войны в России было изготовлено 10 тыс. ранцевых огнеметов, 200 траншейных и 362 СПС. Из-за границы было получено 86 огнеметов системы Винсента и 50 огнеметов системы Ливенса. На 1 июня 1917 г. русские войска получили 11 446 огнеметов ( Бескровный Л. Г., 1986 ).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

17

Здесь речь идет о так называемой «Второй битве под Ипром» (20 апреля — 24 мая 1915 г.). Ипр — небольшой городок на севере Бельгии. Первая битва началась 31 октября 1915 г., после завершения сражений на Марне, когда войска противников начали двигаться на север примерно с одинаковой скоростью. В западной исторической литературе данную фазу войны часто называют «Бегом к морю». Хотя немцы использовали тактику «живых волн», тогда им отбить город у 1-го британского экспедиционного корпуса не удалось. После яростных, но безуспешных немецких атак 11 ноября фронт под Ипром стабилизировался. Первая битва под Ипром (как и битва у реки Эн) продемонстрировала, что малочисленные, но хорошо окопавшиеся войска, эффективно используя артиллерию и пулеметы, способны устоять под натиском значительно превосходящих сил противника. Правда, теперь поле битвы осталось за союзниками.

Первые сведения о готовящейся под Ипром газовой атаке поступило в британскую армию благодаря показанию одного немецкого дезертира, который утверждал, что германское командование намеревается отравить своего врага облаком газа и что цилиндры с газом уже установлены в траншеях. Никто не обратил внимания на его рассказ. Такая операция казалась совершенно невозможной. Эта информация появилась в сводке разведок главного штаба, но была причислена к «сведениям, не заслуживающим доверия».

Для химической атаки немцами был выбран участок фронта, находившийся в северо-восточной части Ипрского выступа, на том месте, где сходились французский и английский фронты, направляясь к югу, и откуда отходили траншеи от канала близ Безинге.

Вторая битва на Ипре началась 20 апреля, когда немцы начали артподготовку, длившуюся два дня и практически уничтожившую до фундаментов город Ипр. Битва закончилась провалом немецкой атаки 24 мая. Итог сражения был более чем скромный. Немцам удалось немного «стесать» вклинение, но достигнуть серьезной победы они не смогли. После войны многие французские и английские командиры утверждали, что, если бы немцы сумели использовать до конца свой успех на Ипре, вызванный применением хлора, они прорвали бы фронт и открыли бы себе путь к Ламаншу, что могло бы быстро привести к окончанию войны. Но этот шанс, единственный за всю войну, был упущен. Пятинедельная битва дорого обошлась обеим сторонам. Немцы потеряли в боях около 40 тыс. человек, а союзники — около 69 тыс. Патовая ситуация сохранилась.

18

Маски в первый период химической войны пропитывали раствором гипосульфита без добавки соды или с недостаточным ее содержанием, что приводило к тяжелым последствиям. Никто из организаторов производства таких масок в то время не удосужился разобраться в химическом процессе нейтрализации хлора гипосульфитом. Как известно, реакция при этом идет следующим образом:

Образовавшаяся серная и соляная кислоты, в свою очередь, реагируют с гипосульфитом с выделением серы и сернистого газа:

Таким образом, если маска, пропитанная одним гипосульфитом, достигала своей цели — защиты от хлора, то все равно оставался риск отравления сернистым газом, попадавшим в дыхательные пути с воздухом, прошедшим через маску. Эта ошибка была обнаружена русскими химиками Н. А. Шиловым (1872-1930) и А. М. Беркенгеймом (1867-1938) и побудила к постановке одного из первых научных исследований, касающихся противогазового дела. Такое исследование было выполнено Н. А. Изгарышевым (1884-1956) в Москве в лаборатории профессора Н. А. Шилова (в Коммерческом институте). Уже летом 1915 г. рецепт пропитки масок был изменен, и в нее была введена сода (в достаточном количестве), а также глицерин как предохраняющее средство от быстрого высыхания маски. Тогда же было организовано производство сухой смеси солей, из которой изготовлялась простым растворением пропитывающая жидкость. Такая смесь доставлялась на фронт в запаянных жестяных коробках, причем содержимого каждой из них было достаточно для пропитки 100 масок (Фигуровский Н. А., 1956).

 

19

Основной целью германского командования на 1915 г. был вывод России из войны. Далее в работе Де-Лазари описываются отдельные сражения, имевшие место в период ликвидации германской армией под командованием генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга (1847-1934) так называемого «польского выступа». Наступательная операция проводилась силами 11-й армии (в направлении Брест-Литовска) и 12-й армии, продвигавшейся на север восточнее Варшавы. В результате энергичных и продуманных действий Гинденбурга в ходе кровопролитных трехмесячных боев русская армия потерпела одно из самых крупных поражений в своей истории. 5 августа немцы взяли Варшаву, в конце месяца продвинулись до Брест-Литовска. Наши войска были отброшены приблизительно на 500 км. Общие потери достигли почти 2 млн. человек (до 900 тыс. военнослужащих погибло в боях, около 1 млн. попало в плен). Центрально-европейские державы потеряли 650 тыс. человек. Под натиском противника русским войскам пришлось оставить Галицию, Польшу и часть Прибалтики. Но в конце сентября они прочно закрепляются на рубеже Рига, Двинск, Бара-новичи, Пинск, Луцк, Дубно и далее на юг до румынской границы, имея непрерывный фронт протяженностью 1300 км. После этого война на Восточном фронте (как и на Западном в конце 1914 г.) приобрела позиционный характер. Замысел германского командования вывести Россию неудался.

 

20

По данным Е.И. Барсукова(1938), Ставка уже в январе 1915 г. была озабочена появлением у немцев многих технических новшеств, применение которых действовало угнетающе на русские войска. Среди них снаряды с «удушливыми газами», дымовые завесы, бросаемые в окопы мины и т. п. Необходимо было, не стремясь к достижению технически совершенных результатов, применить как можно скорее те же меры против немцев, чтобы сразу же поднять настроение русских солдат сознанием, что и им дают возможность поражать врага такими же техническими средствами, какие имеются у него.

Некоторыми российскими химиками и военными еще в начале 1915 г. обсуждалась возможность использования фосгена как средства ведения химической войны. Но нужно было принять соответствующее решение на самом высоком уровне. Ввиду этого председатель Особой распорядительной комиссии по артиллерийской части письмом 4 марта 1915 г. запросил верховного главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича (1856-1929) о том, признает ли он возможным применение снарядов, снаряженных ядовитыми веществами. Через несколько дней начальник штаба главковерха ответил, что «верховный главнокомандующий относится к употреблению снарядов отрицательно». Вскоре под впечатлением газовой атаки, произведенной немцами 22 апреля 1915 г. на французском фронте в районе Ипра, а также в мае на нашем фронте, взгляды верховного командования изменились, но время уже было упущено, инициатива прочно принадлежала германской армии.

 

<~~ Предыдущая глава
Оглавление книги
Следующая глава ~~>