«МЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ КРОВИ»


СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ



Автор: Михаил Васильевич Супотницкий.

Об авторе : Михаил Васильевич Супотницкий - кандидат биологических наук.


Человек и приматы представляют собой единый резервуар возбудителей инфекционных болезней

Умение выращивать микроорганизмы на искусственных питательных средах, породило иллюзию всеобщего знания мира микробов, исчезновение же натуральной оспы вселило в человека уверенность в том, что он может вершить с этим миром все, что ему угодно. Появление СПИДа стало грозным сигналом того, что мир стал более инфицированным, чем еще 100 лет назад. Теперь мы оглядываемся назад и ищем того, кто нанес нам этот «удар в спину». К своему удивлению, узнаем, это наши ближайшие родственники на планете, дикие приматы. Оказывается, мы хорошо их знали, как лабораторные модели для инфекций, поражающих людей, но ничего, практически ничего, до сих пор нам не было известно об экологии возбудителей инфекций в их природных популяциях.

От них …

Важной особенностью диких приматов, как резервуара возбудителей инфекций людей, является их способность выполнять резервуарную функцию при небольшой плотности популяции. Эти свойства выявляются в отношении патогенов, способных к латентному существованию, например, таких как ретровирусы, герпесвирусы или малярийные плазмодии.

Приматы и люди — единый резервуар возбудителей опасных инфекций

Приматы и люди — единый резервуар возбудителей опасных инфекций

Исследование эволюции вируса иммунодефицита обезьян (SIV), показало, что вирусы иммунодефицита человека (HIV-1 и HIV-2) имеют больше сходства с патогенами приматов, чем друг с другом. HIV-1 относится к группе SIVcpz, т.е. к вирусам шимпанзе (Pan trоglodytes), в то время как HIV-2 более родственен вирусам восточно-африканских приматов. Ученые получили доказательства того, что HIV-вирусы и SIV-вирусы должны рассматриваться как вирусы иммунодефицитов приматов, так как это более точно отражает их происхождение. Результаты предварительных исследований позволяют предположить аналогичное происхождение глобально распространенного сегодня Т-клеточного лимфотропног вируса первого субтипа (HTLV-1). По имеющимся данным, субтипы HTLV-1 произошли из трех отдельных резервуаров среди нечеловекообразных приматов.

Орангутанги (Pongo pygmaeus), несмотря на то, что плотность их популяции составляет две особи на км2, являются хозяевами двух различных видов Plasmodium. Всего же у обезьян находят более чем 26 видов плазмодий. Молекулярный и морфологический анализ показали, что возбудители малярии приматов и людей имеют сходные филогенетические деревья. Само «перемещение» малярийных плазмодиев между видами имеет причудливый и не предсказуемый характер. Например, учеными были получены доказательства того, что относительно недавно произошел обмен паразитами между людьми и обезьянами Нового Света; такой же процесс, но только от птиц и ящериц к гоминоидам, имел место в Африке значительно раньше.

Оценивая роль диких приматов, как резервуаров опасных для людей возбудителей инфекционных болезней, необходимо иметь ввиду и то обстоятельство, что они являются, если можно так выразиться, «меняющимся резервуаром». Ведь к дополнению к их физиологическому сходству с людьми, приматы имеют и другие характеристики, которые необходимы для накопления инфекционных агентов. Они живут, как правило, в лесистой местности. В основном они имеют большие тела и селятся многочисленными группами, для которых характерной особенностью является привлекательность для переносчиков. Зависимость от фруктов требует от них мобильности (перемещение по деревьям и по земле), что увеличивает их экспозицию к патогенам. Например, при исследовании массовой гибели макак (Macaca radiata) в лесу Кианасур (Индия) в 1956 г., был идентифицирован новый филовирус, названный вирусом леса Кианасур (Kyanasur forest virus). В 1995 г., гибель популяции шимпанзе в одной из африканских стран, и несколько случаев среди людей, позволили идентифицировать новый штамм вируса лихорадки Эбола.

Толчком к появлению «новой инфекции» среди людей, могут стать изменения в экологии его возбудителя. Например, приобретение нового хозяина, способно изменить поведение переносчика и расширить круг хозяев патогена. Сходный феномен уже сыграл зловещую роль в появлении в популяциях людей различных филовирусов (например, таких как возбудители желтой лихорадки, лихорадки Денге, японских энцефалитов), возбудители которых первично циркулировали среди нечеловекообразных приматов, проживающих в лесах. Существуют и более простые пути. Так в 1950-х гг. имело место инфицирование миллионов людей с помощью вакцин, содержащих паповирус приматов SV40.

К ним ...

Сегодня стали накапливаться данные, что и для диких приматов человек стал резервуаром опасных инфекций. Заражение приматов от людей, происходит как в отношении животных, содержащихся в неволе, так живущих в естественных условиях. Наибольший риск представляет передача туберкулеза и кори, смертельных для многих видов нечеловекообразных приматов. Общей тенденцией является возрастание уровня взаимодействия между людьми и приматами, ведущего к обмену патогенами. Как было показано на проживающих в естественных условиях бабуинах (Papio cynocephalys), обнаруженный в их популяциях возбудитель туберкулеза M.bovis своим, наиболее вероятным источником, имеет крупнорогатый скот, разводимый в деревнях местных жителей.Люди и приматы - единый резервуар инфекции

 

Люди и приматы — единый резервуар возбудителей опасных инфекций

У нечеловекообразных приматов распространено инфицирование человеческим вирусом герпеса простого. Серологическое исследование позволило обнаружить, что шимпанзе и гориллы часто серопозитивны в отношении человеческого вируса герпеса простого 1 и 2 типов.

В связи с «обратным током» возбудителей инфекционных болезней, весьма удручающе выглядят перспективы глобальной программы ликвидации полиомиелита. Как оказалось, случайный контакт, произошедший с инфицированными сотрудниками лаборатории, привел к инфицированию полиовирусом шимпанзе и горилл. Но полиовирусы оказались способными инфицировать не только близко родственные виды — шимпанзе, горилл (Gorilla gorilla) и орангутангов (Pongo pygmaeus), но также более отдаленных антропоидов, таких как толстотелые обезьяны (Colobus abyssinicus kikuguensis). Антитела и вирус также были обнаружены в начале 1990-х гг. у завезенных в США обезьян, а отдельные шимпанзе, возможно, являлись бессимптомными носителями. Длительные исследования, выполненные J. Goodall (1983) на диких танзанийских шимпанзе, задокументировали возможность заноса полиовирусов (или сходных вирусов) в свободно живущие популяции шимпанзе от местных жителей. Так как исследователем не были получены пробы вируса, то оказалось невозможным определить, была ли описанная им эпидемия частью природного цикла вируса в шимпанзе, либо он был занесен к ним из местных человеческих популяций, либо даже самим J.Goodall. Однако никакого значения эта детализация уже не имеет. Даже если полностью удастся установить контроль над возбудителем полиомиелита в человеческих популяциях, его повторное возникновение по прошествию длительного периода времени из резервуара, находящегося среди животных, сведет на нет успех такой программы. ;

Регенерация

N.D.Wolfe с соавт. (1999) считают, что резервуары за пределами человеческой популяции могут быть и потенциально полезны. По крайней мере, теоретически возможно, что популяции нечеловекообразных приматов могут образовывать барьер на пути распространения лекарственно устойчивых патогенов. Несмотря на то, что эти патогены благодаря своей резистентности, имеют преимущества в среде, в которой существует лекарственное давление, лекарственная устойчивость может обойтись им дорого в среде, где такого давления не существует. Популяции приматов могут образовывать барьер на пути распространения лекарственно устойчивых патогенов

Популяции приматов могут образовывать барьер на пути распространения лекарственно устойчивых патогенов

Резистентные патогены могут оказаться не в состоянии конкурировать с чувствительными патогенами «дикого» типа в отсутствие лекарственного давления. Являясь популяциями, «свободными от лекарств», такие резервуары могут давать «убежище» только чувствительным патогенам, тем самым они снижают скорость распространения генов лекарственной резистентности и увеличивают скорость восстановления лекарственной чувствительности у резистентных штаммов, после того как лекарственное давление прекратится.

Эпидемиологические исследования свободно живущих популяций приматов потенциально могут помочь предсказать, какие патогены способны проникнуть в популяции людей при увеличении контактов с лесными регионами. Поэтому необходим их постоянный мониторинг, и не менее тщательный, чем живущих рядом с ними людей.

Пути обмена патогенами между людьми и другими приматами

Пути обмена

Патоген

Направление обмена

Укус

животного

Гepnec B-типа

Оспа обезьян

От нечеловекообразных обезьян к людям

То же

Фекально-

оральный

Полиовирус

То же

От людей к нечеловекообразным приматам

От шимпанзе к шимпанзе

Охота, приготовление и поедание пищи

Вирус лихорадки

Эбола

От нечеловекообразных приматов к людям

Назальные секреты

Mycobacterium lepraе

Между приматами

Распиратор-ные капельки

Туберкулез

От людей к нечеловекообразным приматам

Переносчики

Малярия

Филярия

Оба направления

То же

Вода

Дракункулиаз

От людей к нечеловекообразным приматам

Вода

 

Шистозомиаз

От нечеловекообразных приматов к людям

Ксенотранс- плантация

SV 40

От нечеловекообразных приматов к людям

По работе N.D.Wolfe с соавт. (1999)



Опубликована в "Независимой газете" № 277 (3109) от 24.12.04