ЗАБЫТАЯ ХИМИЧЕСКАЯ ВОЙНА 1915–1918 гг.

II. Тактическое применение химического оружия в годы Первой мировой войны»


СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ



Автор: Михаил Васильевич Супотницкий.

Об авторе : Михаил Васильевич Супотницкий - кандидат биологических наук.


Статья представляет собой часть цикла статей под общим названием «Забытая химическая война 1915–1918 гг.»

I. Отравляющие вещества и химическое оружие Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. — № 3 (47). — С. 56–61.

II. Тактическое применение химического оружия в годы Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. — № 4 (48). — С. 52–57.

III. Применение химического оружия в операциях Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. — № 5 (49). — С. 54–59.

IV. Химическая война в России // Офицеры. — 2010. — № 6 (50). — С. 52–57.

V. От «шлема Гипо» — к защите Зелинского. Как совершенствовались противогазы в годы Первой мировой войны // Офицеры. — 2011. — № 1 (51). — С. 50–55.

VI. Адское пламя. Огнеметы Первой мировой войны // Офицеры. — 2011. — № 2 (52). — С. 56–61.

VII. Отложенный апокалипсис. Почему Вторая мировая война не стала химической // Офицеры. — 2011. — № 3 (53). — С. 56–61.

 

«Что же касается меня, если бы мне предоставили на выбор умереть разорванным осколками честной гранаты или агонизирующим в колючих тенетах проволочного заграждения, или погребенным в подводной лодке, или задушенным отравляющим веществом, я оказался бы в нерешительности, так как между всеми этими милыми вещами нет существенной разницы»

Джулио Дуэ, 1921

 

Применение отравляющих веществ (ОВ) в Первой мировой войне стало в развитии военного искусства событием, не меньшим по своему значению, чем появление огнестрельного оружия в Средние века. Это высокотехнологичное оружие оказалось предвестником появления в ХХ в. средств ведения войны, известных нам сегодня как оружие массового поражения. Однако «новорожденный», появившийся на свет 22 апреля 1915 г. под бельгийским городом Ипр, еще только учился ходить. Воюющим сторонам предстояло изучить тактические и оперативные возможности нового оружия, разработать основные приемы его применения.

 

Проблемы, связанные с применением нового смертоносного средства, начались в момент его «рождения». Испарение жидкого хлора идет с большим поглощением тепла, и скорость его истечения из баллона быстро падает. Поэтому при первом газопуске, осуществленном немцами 22 апреля 1915 г. под Ипром, выстроенные в линию баллоны с жидким хлором обкладывались горючими материалами, которые поджигали во время газопуска. Без подогрева баллона с жидким хлором было невозможно достичь нужной для массового истребления людей концентраций хлора в газообразном состоянии. Но уже через месяц при подготовке газовой атаки против частей 2-й русской армии под Болимовым, немцы объединили 12 тыс. газовых баллонов в газовые батареи (по 1012 баллонов в каждой) и в качестве компрессора подсоединили к коллектору каждой батареи баллоны со сжатым до 150 атмосфер воздухом. Жидкий хлор выбрасывался сжатым воздухом из баллонов в течение 1,53 минут. Плотное газовое облако, накрывшее русские позиции на фронте протяженностью 12 км, вывело из строя 9 тыс. наших солдат, причем более тысячи из них погибли.

Газобаллонная батарея. А. Газовый баллон. Б. Газовые баллоны, организованные в коллекторную батарею

Газобаллонная батарея. А. Газовый баллон. Б. Газовые баллоны, организованные в коллекторную батарею

Новое оружие надо было научиться применять хотя бы с тактическими целями. Газобаллонная атака, организованная русскими войсками под Сморгонью 24 июля 1916 г., оказалась неудачной из-за неправильно выбранного участка для газопуска (флангом к противнику) и была сорвана германской артиллерией. Общеизвестным фактом являтся то, что выпущенный из баллонов хлор обычно скапливается в низинах и воронках, образуя «газовые болота». Ветер может менять направление его движения. Однако, не имея надежных противогазов, немцы и русские до осени 1916 г. ходили в штыковые атаки в плотном строю вслед за газовыми волнами, теряя иногда тысячи бойцов отравленными собственными ОВ. На участке фронта Суха Воля Шидловская 220-й пехотный полк, отбив 7 июля 1915 г. германскую атаку, последовавшую после газопуска, произвел отчаянную контратаку на местности, заполненной «газовыми болотами», и потерял 6 командиров и 1346 стрелков отравленными хлором. 6 августа 1915 г. под русской крепостью Осовец германцы потеряли до тысячи бойцов, которые отравились, наступая за волной выпущенного ими же газа.

Новые ОВ давали неожиданные тактические результаты. Впервые применив фосген 25 сентября 1916 г. на русском фронте (район Икскюля на Западной Двине; позицию занимали части 44-й пехотной дивизии), германское командование рассчитывало, что влажные марлевые маски русских, хорошо задерживающие хлор, будут легко «пробиты» фосгеном. Так оно и получилось. Однако из-за медленного действия фосгена большинство русских солдат почувствовали признаки отравления только через сутки. Ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем они истребили до двух батальонов немецкой пехоты, поднимавшейся в атаку вслед за каждой газовой волной. Применив в июле 1917 г. под Ипром снаряды с ипритом, германское командование застигло англичан в врасплох, но использовать успех, достигнутый этим ОВ, оно не смогло из-за отсутствия в германских войсках соответствующей защитной одежды.

Большую роль в химической войне играла стойкость солдат, оперативное искусство командования и химическая дисциплина войск. Первая германская газобаллонная атака под Ипром в апреле 1915 г. пришлась на французские туземные части, состоящие из африканцев. Они панически бежали, оголив фронт на протяжении 8 км. Немцы сделали правильный вывод: газобаллонная атака стала рассматриваться ими как средство прорыва фронта. Но тщательно подготовленное наступление немцев под Болимовым, начатое после газобаллонной атаки против не имевших никаких средств противохимической защиты частей 2-й русской армии, провалилось. И прежде всего из-за стойкости оставшихся в живых русских солдат, открывших точный ружейно-пулеметный огонь по германским атакующим цепям. Сказались и умелые действия русского командования, организовавшего подход резервов и эффективный артиллерийский огонь. К лету 1917 г. постепенно обозначились контуры химической войны — ее основные принципы и тактические приемы.

От того насколько точно соблюдались принципы ведения химической войны, зависел успех химического нападения.

Принцип максимальной концентрации ОВ. На начальном этапе химической войны этот принцип не имел особого значения в связи с тем, что не было эффективных противогазов. Считалось достаточным создать смертельную концентрацию ОВ. Появление противогазов на активированном угле чуть было не сделало химическую войну бессмысленной. Однако опыт боевых действий показал, что даже такие противогазы защищают лишь в продолжение ограниченного периода времени. Активированный уголь и химические поглотители противогазных коробок способны связывать только определенное количество ОВ. Чем выше концентрация ОВ в газовом облаке, тем быстрее «пробивает» противогазы. Достижение максимальных концентраций ОВ на поле боя значительно упростилось после появления у воюющих сторон газометов.

Германские пулеметчики в противогазах

Германские пулеметчики в противогазах

Принцип внезапности. Его соблюдение необходимо для преодоления защитного действия противогазов. Внезапность химического нападения достигалась созданием газового облака в столь короткие сроки, что солдаты противника не успевали надеть противогазы (маскировка подготовки газобаллонных атак, газопуски в ночное время или под прикрытием дымовой завесы, использование газометов и др.). С этой же целью использовались ОВ без цвета, запаха и раздражающего действия (дифосген, иприт в определенных концентрациях). Обстрелы производились химическими снарядами и минами с большим количеством взрывчатого вещества (осколочно-химические снаряды и мины), что не позволяло отличать звуки разрывов снарядов и мин с ОВ, от фугасных. Шипенье газа, выходившего одновременно из тысяч баллонов, заглушалось пулеметной и артиллерийской стрельбой.

Принцип массового воздействия ОВ. Небольшие потери в бою среди личного состава устраняются в короткий срок за счет резервов. Эмпирически было установлено, что поражающее действие газового облака пропорционально его размерам. Потери противника тем выше, чем газовое облако шире по фронту (подавление флангового огня противника на участке прорыва) и чем оно глубже проникает в оборону противника (сковывание резервов, поражение артиллерийских батарей и штабов). Кроме того, сам вид огромного плотного газового облака, застилающего горизонт, чрезвычайно деморализует даже опытных и стойких солдат. «Затопление» местности непрозрачным газом делает управление войсками крайне затруднительным. Обширное заражение местности стойкими ОВ (иприт, иногда дифосген) лишает противника возможности использовать глубину своего порядка.

Принцип преодоления противогазов неприятеля. Постоянное совершенствование противогазов и укрепление газовой дисциплины войск значительно снижали последствия внезапного химического нападения. Достижение максимальных концентраций ОВ в облаке газа удавалось только вблизи его источника. Поэтому победу над противогазом легче было достигнуть применением ОВ, обладающего способностью проникать через противогаз. Для достижения такой цели с июля 1917 г. использовались два подхода:

- применение дымов арсинов, состоящих из частиц субмикронного размера. Они проходили через противогазную шихту, не взаимодействуя с активированным углем (германские осколочно-химические снаряды «синего креста») и заставляли солдат сбрасывать с себя противогазы;

- применение ОВ, способного действовать «в обход» противогаза. Таким средством был иприт (германские химические и осколочно-химические снаряды «желтого креста»).

Репродукция с картины «Отравленный» британского художника Гильберта Роджерса

Репродукция с картины «Отравленный» британского художника Гильберта Роджерса

Принцип применения новых ОВ. Последовательно применяя в химических атаках ряд новых ОВ, еще незнакомых противнику и учитывающих развитие его защитных средств, можно не только нанести ему ощутимые потери, но и подорвать моральное состояние. Опыт войны показал, что вновь появляющиеся на фронте ОВ, обладающие незнакомым запахом и особым характером физиологического действия, вызывают у противника чувство неуверенности в надежности собственных противогазов, что приводит к ослаблению стойкости и боеспособности даже закаленных в боях частей. Немцы помимо последовательного использования в войне новых ОВ (хлор в 1915 г., дифосген в 1916 г., арсины и иприт в 1917 г.), стреляли по противнику снарядами с хлорированными отходами химического производства, ставя врага перед проблемой правильного ответа на вопрос: «Что бы это значило?».

Войска противоборствующих сторон использовали различные тактические приемы применения химического оружия.

Тактические приемы газобаллонного пуска. Газобаллонные пуски проводились для прорыва фронта противника и для нанесения ему потерь. Большие (тяжелые, волновые) пуски могли длиться до 6 часов и включать до 9 волн газа. Фронт выпуска газов был либо сплошным, либо складывался из нескольких участков общей протяженностью от одного до пяти, а иногда и более километров. Во время германских газовых атаках, продолжавшихся от одного до полутора часов, англичане и французы, при наличии у них хороших противогазов и убежищ, несли потери до 1011 % личного состава подразделений. Колоссальное значение при длительных газобаллонных пусках имело подавление морального состояния противника. Длительный газобаллонный пуск препятствовал переброске резервов к району газовой атаки, включая армейские. Переброска больших частей (например, полка) в районе, покрытом облаком ОВ, была невозможной, так как для этого резерву надо было пройти в противогазах от 5 до 8 км. Общая площадь, занимаемая отравленным воздухом при больших газобаллонных пусках, могла достигать нескольких сотен квадратных километров при глубине проникновения газовой волны до 30 км. Никакими другими способами химического нападения (газометный обстрел, обстрел химическими снарядами) в годы Первой мировой войны невозможно было перекрыть такие огромные площади.

Установка баллонов для проведения газопуска производилась батареями непосредственно в окопах, или в специальных убежищах. Убежища обустраивали по типу «лисьих нор» на глубину до 5 м от поверхности земли: таким образом, они защищали от артиллерийского и минометного огня как материальную часть, установленную в убежищах, так и людей, осуществляющих газопуск.

Выпуск хлора из баллонов.

Выпуск хлора из баллонов.

Количество ОВ, которое было необходимо выпустить, чтобы получать газовую волну с концентрацией, достаточной для выведение из строя противника, устанавливали опытным путем на основании результатов полигонных пусков. Расход ОВ приводился к условной величине, так называемой боевой норме, показывающей расход ОВ в килограммах на единицу длины фронта выпуска в единицу времени. За единицу длины фронта принимался один километр, за единицу времени газобаллонного выпуска — одна минута. Например, боевая норма 1200 кг/км/мин означала расход газа в 1200 кг на фронте выпуска в один километр в течение одной минуты. Боевые нормы, применявшиеся различными армиями в годы Первой мировой войны, были следующими: для хлора (или его смеси с фосгеном) — от 800 до 1200 кг/км/мин при ветре от 2 до 5 метров в секунду; или от 720 до 400 кг/км/мин при ветре от 0,5 до 2 метров в секунду. При ветре около 4 м в секунду километр будет покрыт волной газа через 4 минуты, 2 км — через 8 минут и 3 км — через 12 минут.

Артиллерия использовалась для обеспечения успешности выпуска ОВ. Эта задача решалась путем обстрела батарей противника, особенно тех, которые могут поражать фронт газопуска. Артиллерийский огонь открывался одновременно с началом газопуска. Наилучшим снарядом для выполнения такой стрельбы считался химический снаряд с нестойким ОВ. Он наиболее экономично решал задачу нейтрализации батарей противника. Длительность огня обычно составляла 30–40 мин. Все цели для артиллерии намечались заранее. Если в распоряжения войскового начальника имелись газометные части, то после окончания газопуска они могли осколочно-фугасными минами проделать проходы в искусственных препятствиях, сооруженных противником, что занимало несколько минут.

 

 

 

 

Действие химического оружия на окружающую среду

Действие химического оружия на окружающую среду. А. Фотография местности после газопуска, произведенного британцами во время сражения на реке Сомме в 1916 г . Светлые полосы, исходящие из британских окопов, соответствуют обесцвеченной растительности и отмечают места истечения хлора из газовых баллонов. Б. Та же местность, сфотографированная с большей высоты. Растительный покров впереди и позади германских окопов поблек, словно высушен огнем и выглядит на снимках виде бледносерых пятен. Снимки сделаны с германского аэроплана для выявления позиций британских газобаллонных батарей. Светлые пятна на снимках резко и точно обозначают места их установки важные цели для германской артиллерии. По Ю. Майеру (1928).

 

Пехота, предназначенная для атаки, сосредотачивалась на плацдарме через некоторое время после начала газопуска, когда утихал артиллерийский огонь противника. Атака пехоты начиналась через 1520 минут после прекращения газопуска. Иногда ее осуществляли вслед за дополнительно поставленной дымовой завесой или в ней самой. Дымовая завеса предназначалась для имитации продолжения газовой атаки и, соответственно, для сковывания действия противника. Для обеспечения защиты атакующей пехоты от флангового огня и фланговых ударов живой силы противника фронт газовой атаки делали не менее чем на 2 км шире фронта прорыва. Например, при прорыве укрепленной полосы на фронте 3 км газобаллонная атака организовывалась на фронте в 5 км. Известны случаи когда газопуски проводились в условиях оборонительного боя. Например, 7 и 8 июля 1915 г. на участке фронта Суха Воля Шидловская немцы проводили газопуски против контратакующих русских войск.

Тактические приемы применения минометов. Различались следующие виды минометно-химической стрельбы.

Малая стрельба (минометно-газовое нападение) — внезапный сосредоточенный огонь продолжительностью в одну минуту из возможно большего количества минометов по конкретной цели (минометные окопы, пулеметные гнезда, убежища и т. п.). Более длительное нападение считалось нецелесообразным из-за того, что противник успевал одевать противогазы.

Средняя стрельба — соединение нескольких малых стрельб по возможно меньшей площади. Обстреливаемая площадь делилась на площадки по одному гектару, и на каждый гектар производилось по одному или несколько химических нападений. Расход ОВ не превышал 1 тыс. кг.

Большая стрельба — любая стрельба химическими минами, когда расход ОВ превышал 1 тыс. кг. На гектар выпускалось до 150 кг ОВ в течение 12 ч. Площади без целей не обстреливались, «газовые болота» не создавались.

Стрельба на концентрацию — при значительном скоплении войск противника и благоприятных метеоусловиях количество ОВ на гектар увеличивали до 3 тыс. кг. Популярен был такой прием: выбиралась площадка выше окопов противника, и по ней из большого числа минометов велся огонь средними химическими минами (заряд около 10 кг ОВ). Густое облако газа «стекало» на позиции противника по его же окопам и ходам сообщений, как по каналам.

Тактические приемы применения газометов. Любое применение газометов предполагало «стрельбу на концентрацию». При наступлении газометы использовались для подавления пехоты противника. В направлении главного удара проводился обстрел противника минами с нестойкими ОВ (фосген, хлор с фосгеном и др.) или осколочно-фугасными минами или комбинацией тех и других. Производство залпа осуществлялось в момент начала атаки. Подавление пехоты на флангах атаки выполнялось либо минами с нестойкими ОВ в комбинации с осколочно-фугасными минами; либо, при ветре в наружные стороны от фронта атаки, использовались мины со стойким ОВ (иприт). Подавление резервов противника осуществлялось путем обстрела районов их сосредоточения минами с нестойкими ОВ или осколочно-фугасными минами. Считалось возможным ограничиться одновременным выбрасыванием на один километр фронта 100200 химических мин (каждая весом 25 кг, из которых 12 кг ОВ) из 100200 газометов.

Германская газометная батарея. Снимок 1918 года.

Германская газометная батарея. Снимок 1918 года.

В условиях оборонительного боя газометы использовались для подавления наступающей пехоты на опасных для обороняющихся направлениях (обстрелы химическими или осколочно-фугасными минами). Обычно целью газометных ударов были районы сосредоточения (лощины, овраги, леса) резервов противника начиная с ротного звена и выше. Если обороняющиеся сами не предполагали переходить в наступление, а районы сосредоточение резервов противника находились от переднего края обороны не ближе 11,5 км, то их обстреливали минами, снаряженными стойким ОВ (иприт).

При выходе из боя газометы использовались для заражения стойким ОВ узлов дорог, котловин, лощин, оврагов удобных для движения и сосредоточения противника; и высот, где предполагалось размещение его командных и артиллерийских пунктов наблюдения. Газометные залпы производились до начала отхода пехоты, но не позднее отхода вторых эшелонов батальонов.

Тактические приемы артиллерийской химической стрельбы. Германские наставления по химической стрельбе артиллерии предполагали следующие ее виды в зависимости от вида боевых действий. В наступлении использовалось три вида химической стрельбы 1) газовое нападение или малая химическая стрельба; 2) стрельба на создание облака; 3) осколочно-химическая стрельба.

Суть газового нападения заключалась во внезапном одновременном открытии огня химическими снарядами и получении возможно большей концентрации газа в определенном пункте с живыми целями. Это достигалось тем, что из возможно большего числа орудий с наибольшей скоростью (примерно за одну минуту) выпускалось не менее 100 снарядов полевой пушки, или 50 снарядов легкой полевой гаубицы, или 25 снарядов тяжелой полевой пушки.

Схематические изображения химических снарядов Первой мировой войны

Схематические изображения химических снарядов Первой мировой войны.

А. Германский химический снаряд «синий крест» (1917-1918 гг.): 1 отравляющее вещество (арсины); 2 футляр для отравляющего вещества; 3 разрывной заряд; 4 корпус снаряда.

Б. Германских химический снаряд «двойной желтый крест» ( 1918 г .): 1 отравляющее вещество (80 % иприта, 20 % окиси дихлорметила); 2 диафрагма; 3 разрывной заряд; 4 корпус снаряда.

В. Французский химический снаряд (1916-1918 гг.). Снаряжение снаряда в ходе войны неоднократно менялось. Наиболее эффективными у французов были фосгеновые снаряды: 1 отравляющее вещество; 2 разрывной заряд; 3 корпус снаряда.

Г. Британский химический снаряд (1916-1918 гг.). Снаряжение снаряда в ходе войны неоднократно менялось. 1 отравляющее вещество; 2 отверстие для наливания отравляющего вещества, закрываемое пробкой; 3 диафрагма; 4 разрывной заряд и дымообразователь; 5 детонатор; 6 взрыватель.

 

Стрельба на создание газового облака аналогична газовому нападению. Разница в том, что при газовом нападении стрельба всегда велась по точке, а при стрельбе на создание облака — по площади. Стрельба на создание газового облака часто велась «разноцветным крестом», т. е. сначала позиции противника обстреливали «синим крестом» (осколочно-химические снаряды с арсинами), вынуждавшим солдат сбросить противогазы, а затем их добивали снарядами с «зеленым крестом» (фосген, дифосген). В плане артхимстрельбы указывались «прицельные площадки», т. е. участки, на которых предполагалось наличие живых целей. По ним стрельба велась в два раза интенсивней, чем по прочим участкам. Обстреливаемую более редким огнем местность называли «газовым болотом». Умелые артиллерийские командиры благодаря «стрельбе на создание облака», могли решать неординарные боевые задачи. Например, на участке фронта Флери — Тиомон (Верден, восточный берег Мааса) французская артиллерия была расположена в лощинах и котловинах, недоступных даже для навесного огня германской артиллерии. В ночь с 22 на 23 июня 1916 г. германская артиллерия израсходовала тысячи химснарядов «зеленого креста» калибром в 77-мм и 105-мм по краям и скатам лощин и котловин, укрывавших французские батареи. Благодаря очень слабому ветру сплошное плотное облако газа постепенно заполнило все низины и котловины, уничтожив французские войска, окопавшиеся в этих местах, включая расчеты артиллерийских орудий. Для выполнения контратаки французское командование выдвинуло из Вердена сильные резервы. Однако «зеленый крест» уничтожил резервные части, продвигавшиеся вдоль долин и по низинам. Газовая пелена держалась на обстрелянной местности до 6 ч вечера.

Британский гаубичный расчет на Сомме, август 1916 г .

Британский гаубичный расчет на Сомме, август 1916 г . На рисунке британского художника показан расчет 4,5 дюймовой полевой гаубицы основной артиллерийской системы, используемой британцами для стрельбы химическими снарядами в 1916 г . Гаубичная батарея обстреливается германскими химическими снарядами, их разрывы показаны в левой части рисунка. За исключением сержанта (справа) артиллеристы защищаются от отравляющих веществ влажными шлемами. У сержанта большой коробчатый противогаз с отдельно одевающимися очками. На снаряде маркировка « PS » это означает, что он снаряжен хлорпикрином. По J. Simon, R. Hook (2007)

Осколочно-химическая стрельба применялась только немцами: у их противников осколочно-химических снарядов не было. С средины 1917 г. германские артиллеристы использовали осколочно-химические снаряды «желтого», «синего» и «зеленого креста» при любой стрельбе бризантными снарядами для повышения эффективности артиллерийского огня. В отдельных операциях они составляли до половины выпущенных артиллерийских снарядов. Пик их использования пришелся на весну 1918 г. — время больших наступлений немецких войск. Союзникам хорошо был известен германский «двойной огневой вал»: один огневой вал из осколочных снарядов продвигался непосредственно впереди германской пехоты, а второй, из осколочно-химических снарядов, шел впереди первого на таком расстоянии, что бы действие ОВ не могло задержать продвижение своей пехоты. Осколочно-химические снаряды оказались очень эффективными в борьбе с артиллерийскими батареями и при подавлении пулеметных гнезд. Наибольшую панику в рядах союзников вызывали немецкие обстрелы снарядами «желтого креста».

В обороне применялась так называемая стрельба на отравление местности. В противоположность вышеописанным она представляла спокойную прицельную стрельбу химическими снарядами «желтого креста» с небольшим разрывным зарядом по участкам местности, которые хотели очистить от противника или на которые надо было закрыть для него доступ. Если на момент обстрела участок уже был занят противником, то действие «желтого креста» дополнялось стрельбой на создание газового облака (снаряды «синего» и «зеленого креста»).

 

 

 

Поражение ипритом

Поражение ипритом

 

Во время крупномасштабных германских наступлений весны 1918 г. стрельба на отравление местности применялась как средство подготовки наступления пехоты. Несколько дней подряд вглубь района наступления выпускались снаряды с «желтым крестом». За 23 дня до намеченной операции обстрел прекращался, и затем до начала наступления созданные таким образом «желтые участки» действовали как выдвинутые вперед сильные форты. Обычно «желтые участки» создавали на флангах полосы наступления.

Химическая тактика артиллерии союзников строилась на основе изучения германской химической тактики. Россия, к счастью для себя, этот этап химической войны пропустила.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(начало) (продолжение )

 

Библиографическое описание:

Супотницкий М. В. Забытая химическая война. II. Тактическое применение химического оружия в годы Первой мировой войны // Офицеры. 2010. № 4 (48). С. 52–57.

 

ЦИКЛ СТАТЕЙ "НЕСОСТОЯВШАЯСЯ БИОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА"

 

I. Боги-«биотеррористы» и древние отравители // Офицеры. — 2011. — № 5. — С. 56-61.

II. Средневековые «сеятели чумы» // Офицеры. — 2011. — № 6. — С. 56-61.

III. Бактериологические диверсии Первой мировой // Офицеры. — 2012 — № 1. — С. 5863.

 IV. Между мировыми войнами. Ученые и военные блуждали в «бактериальном тумане» и витали в «микробных облаках» // Офицеры. — 2012 — № 2. — С. 62–67.

V. Крах «отряда 731» // Офицеры. — 2012 — № 3. — С. 62–67.

VI. Повелители эпидемий // Офицеры. — 2012 — № 5. — С. 56–61.

VII. Бактериологическая война в Корее // Офицеры — 2013. — № 1. — С. 58–63.