Забытая химическая война 1915–1918 гг. III. Применение химического оружия в операциях Первой мировой войны

СТАТЬИ КНИГИ ФОРУМ ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ ОБ АВТОРЕ



Автор: Михаил Васильевич Супотницкий.

Об авторе : Михаил Васильевич Супотницкий - кандидат биологических наук.


Статья представляет собой часть цикла статей под общим названием «Забытая химическая война 1915–1918 гг.»

I. Отравляющие вещества и химическое оружие Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. — № 3 (47). — С. 56–61.

II. Тактическое применение химического оружия в годы Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. — № 4 (48). — С. 52–57.

III. Применение химического оружия в операциях Первой мировой войны // Офицеры. — 2010. — № 5 (49). — С. 54–59.

IV. Химическая война в России // Офицеры. — 2010. — № 6 (50). — С. 52–57.

V. От «шлема Гипо» — к защите Зелинского. Как совершенствовались противогазы в годы Первой мировой войны // Офицеры. — 2011. — № 1 (51). — С. 50–55.

VI. Адское пламя. Огнеметы Первой мировой войны // Офицеры. — 2011. — № 2 (52). — С. 56–61.

VII. Отложенный апокалипсис. Почему Вторая мировая война не стала химической // Офицеры. — 2011. — № 3 (53). — С. 56–61.

 

«Война — это такое явление, которое следует наблюдать сухими глазами и замкнув свое сердце. Ведут ли ее «честными» взрывчатыми веществами или «коварными» газами — результат ее одинаков; это — смерть, разрушение, опустошение, боль, ужас и все, отсюда вытекающее. Мы хотим быть действительно цивилизованными людьми? В таком случае упраздним войну. Но если нам это не удастся, то совершенно неуместно замыкать гуманность, цивилизованность и столько других прекрасных идеалов в ограниченный круг выбора более или менее изящных способов убивать, опустошать и разрушать».

Джулио Дуэ, 1921

 

Продолжение. Начало в № 3(47) 2010 г. и № 4(48) 2010 г.

 

Химическое оружие, впервые использованное немцами 22 апреля 1915 г. для прорыва обороны французской армии под Ипром, в последующие два года войны прошло через период «проб и ошибок». Из разового средства тактического нападения на противника, защитившегося сложным лабиринтом оборонительных сооружений, после разработки основных приемов его применения и появления на поле боя снарядов с ипритом, оно стало действенным оружием массового поражения, способным решать задачи оперативного масштаба.

 

В 1916 г., на пике газобаллонных атак, в тактическом применении химического оружия наметилась тенденция переноса «центра тяжести» на стрельбу химическими снарядами. Рост химической дисциплины войск, постоянное совершенствование противогазов, да и свойства самих отравляющих веществ не позволяли химическому оружию наносить противнику ущерб, сопоставимый с тем, который наносили другие виды оружия. Командования воюющих армий стали рассматривать химические нападения как средство истощения противника и осуществляли их не только без оперативной, но часто и без тактической целесообразности. Так продолжалось до начала боев, названных западными историками «третьим Ипром»[1].

На 1917 г. союзники по Антанте планировали осуществить совместные крупномасштабные совместные англо-французские наступления на Западном фронте при одновременном проведении русских и итальянских наступлений. Но к июню на Западном фронте для союзников сложилась опасная ситуация. После срыва наступления французской армии под командованием генерала Робера Нивеля (16 апреля—9 мая) Франция была близка к поражению. Мятежи вспыхнули в 50 дивизиях, десятки тысяч солдат дезертировали из армии. В этих условиях британцы предприняли давно ожидаемое немцами наступление с целью овладеть бельгийским побережьем. В ночь на 13 июля 1917 г. под Ипром германская армия впервые применила ипритные снаряды («желтый крест») для обстрела сосредоточившихся для наступления британских войск. Иприт предназначался для «обхода» противогазов, но у британцев в ту страшную ночь их не оказалось вообще. Британцы перебросили резервы в противогазах, но через несколько часов и они оказались отравленными. Будучи очень стойким на местности, иприт в течение нескольких дней отравлял войска, прибывавшие на смену частям, пораженным ипритом в ночь на 13 июля. Потери британцев были столь велики, что наступление им пришлось отложить на три недели. По оценкам германских военных ипритные снаряды оказались примерно в 8 раз эффективнее для поражения личного состава войск противника, чем их же снаряды «зеленого креста».

Обучение германских солдат к боевым действиям в условиях применения химического оружия

Обучение германских солдат к боевым действиям в условиях применения химического оружия

К счастью для союзников в июле 1917 г. германская армия еще не располагала ни большим количеством ипритных снарядов, ни защитной одеждой, которая позволила бы осуществить наступление на местности, зараженной ипритом. Однако по мере того как германская военная промышленность наращивала темпы производства ипритных снарядов, ситуация на Западном фронте стала меняться для союзников в худшую сторону. Внезапные ночные обстрелы позиций британских и французских войск снарядами «желтого креста» стали повторяться все чаще. Количество отравленных ипритом в войсках союзников росло. Всего за три недели (с 14 июля по 4 августа включительно) англичане потеряли только от иприта 14 726 человек (из них умерших 500). Новое отравляющее вещество серьезно мешало работе британской артиллерии, немцы легко брали «верх» в контрорудийной борьбе. Зараженными ипритом оказывались районы, намечаемые для сосредоточения войск. Вскоре появились и оперативные последствия его применения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вынос погибших от иприта из домов одного городов во Фландрии.

Вынос погибших от иприта из домов одного городов во Фландрии. Снимок, судя по противоипритной одежде солдат, относится к лету 1918 г . Серьезных разрушений домов нет, однако погибших много, и действие иприта продолжается.

 

В августе-сентябре 1917 г. иприт заставил захлебнуться наступление 2-й французской армии под Верденом. Французские атаки по обоим берегам Мааса были отражены немцами посредством снарядов «желтого креста». Благодаря созданию «желтых участков» (так на карте обозначали местности, зараженные ипритом) убыль в войсках союзников достигла катастрофических размеров. Противогазы не помогали. Французы потеряли 20 августа 4430 человек отравленными, 1 сентября еще 1350 и 24 сентября — 4134, а за всю операцию — 13 158 отравленных ипритом, из них 143 смертельно. Большая часть выбывших из строя солдат смогла вернуться на фронт через 60 дней. Во время этой операции только в течение августа германцы выпустили до 100 тыс. снарядов «желтого креста». Формируя обширные «желтые участки», сковывающие действия войск союзников, германцы сохраняли основную массу своих войск глубоко в тылу, на позициях для нанесения контрудара.

Французы и британцы в этих сражениях также умело применяли химическое оружие, но у них не было иприта, и поэтому результаты их химических атак были скромнее, чем у германцев. 22 октября во Фландрии французские части перешли в наступление юго-западнее Лаона после сильнейшего обстрела химическими снарядами оборонявшей этот участок фронта германской дивизии. Понеся большие потери, немцы были вынуждены отступить. Развивая успех, французы пробили в германском фронте узкую и глубокую брешь, уничтожив еще несколько германских дивизий. После чего немцам пришлось отвести войска за реку Эллет.

На итальянском театре военных действий в октябре 1917 г. оперативные возможности продемонстрировали газометы. Так называемое 12-е сражение на реке Изонцо (район Капоретто, 130 км северо-восточнее Венеции) началось наступлением австро-германских армий, в котором главный удар наносился по частям 2-й итальянской армии генерала Луиджи Капельо. Основным препятствием для войск Центрального блока стал батальон пехоты, оборонявший три ряда позиций, пересекавших долину реки. С целью обороны и фланкирования подступов батальон широко использовал так называемые «пещерные» батареи и огневые точки, расположенные в пещерах, образованных в кручах скал. Подразделение итальянцев оказалось недосягаемым для артиллерийского огня австро-германских войск и успешно задерживал их продвижение. Германцами из газометов был произведен залп в 894 химические мины, а вслед за ним еще два залпа в 269 бризантных мин. Когда облако фосгена, окутавшее позиции итальянцев, рассеялось, германская пехота пошла в атаку. Из пещер не прозвучало ни единого одного выстрела. Весь итальянский батальон из 600 человек с лошадьми и собаками был мертв. Причем часть погибших людей обнаружена с надетыми противогазами. Дальнейшие германо-австрийские удары копировали тактику инфильтрации небольшими штурмовыми группами генерала А. А. Брусилова. Началась паника, и итальянская армия продемонстрировала самые высокие темпы отступления среди вооруженных сил, участвовавших в Первой мировой войне.

По мнению многих германских военных авторов 1920-х гг., союзникам не удалось осуществить планируемый на осень 1917 г. прорыв германского фронта из-за широкого применения германской армией снарядов «желтого» и «синего» крестов. В декабре германская армия получила новые инструкции для применения химических снарядов разных типов. С присущей немцам педантичностью каждому типу химических снарядов давалось строго определенное тактическое назначение, и указывались приемы применения. Инструкции еще окажут очень плохую услугу самому германскому командованию. Но это произойдет позже. А пока немцы были полны надежд! Они не дали «перемолоть» свою армию в 1917 г., вывели из войны Россию и впервые добились небольшого численного перевеса на Западном фронте. Теперь им надо было достичь победы над союзниками до того, как американская армия станет реальным участником войны.

Специальные машины, эвакуирующие с поля боя солдат, пораженных ипритом

Специальные машины, эвакуирующие с поля боя солдат, пораженных ипритом

При подготовке большого наступления в марте 1918 г. германское командование рассматривало химическое оружие как главную гирю на весах войны, которую оно собиралось использовать, что бы склонить чашу победы на свою сторону. Германские химические заводы ежемесячно выпускали свыше тысячи тонн иприта. Специально к этому наступлению германская промышленность наладила выпуск 150-мм химического снаряда, названного «бризантным снарядом с желтым крестом» (маркировка: один желтый 6-конечный крест), способного эффективно диспергировать иприт. Он отличался от предыдущих образцов сильным зарядом тротила в носовой части снаряда, отделенного от иприта промежуточным днищем. Для глубокого поражения позиций союзников немцами был создан специальный дальнобойный 150-мм снаряд «желтого креста» с баллистическим наконечником, снаряженный 72 % иприта и 28 % нитробензола. Последний добавлен к иприту для облегчения его взрывного перевода в «газовое облако» — бесцветный и стойкий туман, стелящийся по земле.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Германцы планировали прорвать позиции 3-й и 5-й британских армий на участке фронта Аррас — Ля Фер, нанося главный удар против участка Гузокур — Сен-Катен. К северу и к югу от участка прорыва должно было вестись второстепенное наступление (см. схему).

Наступления германских войск марта 1918 г.

Наступления германских войск марта 1918 г .

Некоторые британские историки утверждают[2], что первоначальный успех мартовского наступления немцев обязан его стратегической внезапности. Но говоря о «стратегической внезапности» они отсчитывают дату наступления с 21 марта. В действительности операция «Михаэль» началась 9 марта — грандиозным артиллерийским обстрелом, где снаряды «желтого креста» составили 80 % от общего количества использованных боеприпасов. Всего в первый день артподготовки по целям второстепенных для германского наступления участков британского фронта, но откуда можно было ожидать фланговые удары, было выпущено свыше 200 тыс. снарядов «желтого креста».

Выбор типов химических снарядов диктовался особенностями участка фронта, где предполагалось начать наступление. Левофланговый британский корпус 5-й армии занимал участок, выдвинутый вперед и поэтому фланкировавший подступы к северу и к югу от Гузокура. Участок Левен — Гузокур, являвшийся объектом вспомогательного наступления, был подвергнут действию снарядов с ипритом лишь на своих флангах (участок Левен — Аррас) и выступ Инши — Гузокур, занятый левофланговым британским корпусом 5-й армии. С целью воспрепятствовать возможным фланговым контратакам и огню со стороны британских войск, занимавших этот выступ, вся их оборонительная полоса подверглась жестокому обстрелу снарядами «желтого креста». Обстрел закончился только 19 марта, за два дня до начала германского наступления. Результат превзошел все ожидания германского командования. Британский корпус, даже еще не увидев наступающей германской пехоты, потерял до 5 тыс. человек и был совершенно деморализован. Его разгром послужил началом поражения всей 5-й британской армии.

Около 4 часов утра 21 марта мощным огневым ударом на фронте в 70 км началось артиллерийское сражение. Участок Гузокур — Сен-Кантен, избранный германцами для прорыва, подвергся мощному действию снарядов «зеленого» и «синего креста» в течение двух дней, предшествовавших наступлению. Особенно ожесточенной была химическая артиллерийская подготовка участка прорыва за несколько часов до атаки. На каждый километр фронта приходилось не менее 2030 батарей (примерно 100 орудий). Снарядами обоих типов («стрельба разноцветным крестом») были обстреляны все оборонительные средства и постройки британцев на несколько километров в глубину первой линии. За время артподготовки их было выпущено по данному участку более миллиона (!). Незадолго до атаки германцы путем обстрела химическими снарядами третьей линии обороны британцев поставили химические завесы между ней и первыми двумя линиями, тем самым исключив возможность переброски британских резервов. Германская пехота без особого труда прорвала фронт. Во время наступления в глубину обороны британцев снарядами «желтого креста» подавлялись опорные пункты, атака которых обещала немцам большие потери.

 

 

 

 

 

 

Характерное перемещение людей, пораженных ипритом

Характерное перемещение людей, пораженных ипритом. На фотографии показаны британские солдаты на перевязочном пункте в Бетуне ( Bethune ) 10 апреля 1918 г ., получившие поражение ипритом 7-9 апреля находясь на флангах большого германского наступления на реке Лис.

Второе большое германское наступление было осуществлено во  Фландрии (наступление на реке Лис). В отличие от наступления 21 марта, оно происходило на узком фронте. Германцы смогли сосредоточить большое количество орудий для химической стрельбы, и 78 апреля они произвели артиллерийскую подготовку (главным образом «бризантным снарядом с желтым крестом»), чрезвычайно сильно заразив ипритом фланги наступления: Армантьер (правый) и местность южнее канала Ла-Бассэ (левый). А 9 апреля ураганному обстрелу «разноцветным крестом» подверглась полоса наступления. Обстрел Армантьера оказался настолько действенным, что иприт буквально тек по его улицам. Англичане без боя покинули отравленный город, однако и сами германцы смогли войти в него только через две недели. Потери англичан в этом сражении отравленными достигли 7 тыс. человек.

Германскому наступлению на укрепленном фронте между Кеммелем и Ипром, начавшемуся 25 апреля, предшествовала постановка 20 апреля флангового ипритного заграждения у Ипра к югу от Метерэна. Таким способом германцы отрезали от резервов главный объект наступления — гору Кеммель. В полосе наступления германская артиллерия выпустила большое количество снарядов «синего креста» и в меньшем количестве снаряды «зеленого креста». В тылу противника было установлено заграждение «желтым крестом» от Шеренберга до Крюстстрааетсхука. После того как британцы и французы, спешившие на помощь гарнизону горы Кеммель, наткнулись на участки местности, зараженные ипритом, они прекратили всякие попытки выручить гарнизон. После нескольких часов интенсивной химстрельбы по защитникам горы Кеммель, большая их часть оказалось отравленной газом и выбыла из строя. Вслед за этим германская артиллерия постепенно перешла к стрельбе фугасными и осколочными снарядами, а пехота приготовилась к штурму, выжидая удобный момент для движения вперед. Как только ветер рассеял газовое облако, германские штурмующие части, сопровождаемые легкими минометами, огнеметами и огнем своей артиллерии, двинулись в атаку. Гора Кеммель была взята утром 25 апреля. Потери англичан с 20-го по 27 апреля около 8500 человек отравленных (из них 43 умерших). Несколько батарей и 6,5 тыс. пленных достались победителю. Германские потери были незначительны.

Французские солдаты, ослепшие от действия иприта.

Французские солдаты, ослепшие от действия иприта.

27 мая во время большого сражение на реке Эн, германцами был осуществлен беспрецедентный массированный обстрел химическими артиллерийскими снарядами первой и второй оборонительных полос, штабов дивизий и корпусов, железнодорожных станций до 16 км в глубину расположения французских войск. В результате атакующие нашли «оборону почти целиком отравленной или уничтоженной» и в течение первого дня атаки прорвались на 1525 км в глубину, нанеся потери оборонявшимся: 3495 человек отравленными (из них 48 умерших).

9 июня, при наступлении 18-й германской армии на Компьен на фронте Мондидье — Нуайон, артиллерийская химподготовка была уже менее интенсивной. По-видимому, это было связано с израсходованием запасов химических снарядов. Соответственно, более скромными получились и результаты наступления.

Но время побед для германцев истекало. Американские подкрепления все в большем количестве прибывали на фронт и с энтузиазмом вступали в бой. Союзники широко применяли танки и авиацию. Да и в деле самой химической войны они многое переняли у немцев. К 1918 г. химическая дисциплина их войск и средства защиты от отравляющих веществ уже превосходили германские. Была подорвана и германская монополия на иприт. Немцы получали качественный иприт по сложному методу Майера-Фишера. Военно-химическая промышленность Антанты не смогла преодолеть технических трудностей, связанных с его освоением. Поэтому союзники использовали более простые способы получения иприта — Ниемана или Попе-Грина. Их иприт был менее качественным, чем поставляемый германской промышленностью. Он плохо хранился, содержал большое количество серы. Однако его производство быстро нарастало. Если в июле 1918 г. производство иприта во Франции составляло 20 т в сутки, то к декабрю оно увеличилось до 200 т. С апреля по ноябрь 1918 г. французы снарядили ипритом 2,5 млн снарядов, из них 2 млн израсходовали.

 

 

 

Немцы боялись иприта не меньше, чем их противники. Впервые они ощутили воздействие своего иприта на «своей же шкуре» во время знаменитого сражения при Камбре 20 ноября 1917 г., когда британские танки совершили рейд на «Линию Гинденбурга». Британцы захватили склад германских снарядов «желтого креста» и немедленно применили их против германских войск. Паника и ужас, вызванные применением французами 13 июля 1918 г. ипритных снарядов против 2-й Баварской дивизии, стали причиной поспешного отхода всего корпуса. 3 сентября англичане начали использование на фронте собственные ипритные снарядов с таким же опустошительным эффектом.

Британские газометы на позиции.

Британские газометы на позиции .

Не меньшее впечатление на германские войска производили массированные химические нападения британцев с помощью газометов Ливенса. К осени 1918 г. химическая промышленность Франции и Соединенного Королевства стала производить отравляющие вещества в таких количествах, что химические снаряды уже можно было не экономить.

В педантичности германских подходов к ведению химической войны заключалась одна из причин, по которым не удалось ее выиграть. Категорическое требование германских инструкций применять для обстрела пункта атаки только снаряды с нестойкими отравляющими веществами, а для прикрытия флангов — снаряды «желтого креста», привело к тому, что союзники в период германской химической подготовки по распределению по фронту и в глубину снарядов со стойкими и малостойкими отравляющими веществами точно выясняли, какие участки, предназначены противником для прорыва, а также предполагаемую глубину развития каждого из прорывов. Длительная артиллерийская подготовка давала в руки союзного командования ясную схему германского плана и исключала одно из главных условий успеха — внезапность. Соответственно, принятые союзниками меры в значительной степени снижали последующие успехи грандиозных химических атак германцев. Выигрывая в оперативном масштабе, немцы ни одним из своих «больших наступлений» 1918 г. не достигали поставленных стратегических целей.

После провала германского наступления на Марне союзники захватили инициативу на поле боя. Они умело использовали артиллерию, танки, химическое оружие, их авиация господствовала в воздухе. Их людские и технические ресурсы были теперь практически неограниченны. 8 августа в районе Амьена союзники прорвали оборону немцев, потеряв значительно меньше людей, чем обороняющиеся. Этот день видный немецкий военачальник Эрих Людендорф назвал «черным днем» германской армии. Начался период войны, который западные историки называют «100 дней побед». Германская армия была вынуждена отходить на «Линию Гинденбурга» в надежде там закрепиться. В сентябрьских операциях перевес в массировании артиллерийской химической стрельбы переходит к союзникам. Германцы ощущали острый недостаток химических снарядов, их промышленность была не в силах обеспечить потребности фронта. В сентябре в боях под Сен-Миэль и в Аргонском сражении немцам не хватало снарядов «желтого креста». В оставленных германцами артскладах союзники нашли лишь 1 % химических снарядов.

4 октября британские войска прорвали «Линию Гинденбурга». В конце октября в Германии были организованны беспорядки, что привело к крушению монархии и провозглашению республики. 11 ноября в Компьене было подписано соглашение о прекращении военных действий. Закончилась Первая мировая война, а вместе с ней и химическая ее составляющая, в последующие годы преданная забвению.



[1] Бои шли с конца июля по 10 ноября 1917 г. Удерживаемый британцами выступ Ипра был «углублен» примерно на 8 км огромной ценой — потерей убитыми и ранеными 300 тыс. британских и 8,5 тыс. французских солдат. Грандиозное наступление завершилось захватом разрушенной деревни Пасхендаале.

[2] Например, историк Лиддел Гарт (1930), сам участник этой войны. Но о какой стратегической внезапности можно говорить на 12-й день артиллерийской подготовки?

 

 

Начало в № 3(47) 2010 г. и № 4(48) 2010 г.

 

Начало цикла статей

Продолжение

 

 

 

Библиографическое описание:

Супотницкий М. В. Забытая химическая война. III. Применение химического оружия в операциях Первой мировой войны // Офицеры. 2010. № 5 (49). С. 54–59.

 

 

ЦИКЛ СТАТЕЙ "НЕСОСТОЯВШАЯСЯ БИОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА"

 

I. Боги-«биотеррористы» и древние отравители // Офицеры. — 2011. — № 5. — С. 56-61.

II. Средневековые «сеятели чумы» // Офицеры. — 2011. — № 6. — С. 56-61.

III. Бактериологические диверсии Первой мировой // Офицеры. — 2012 — № 1. — С. 5863.

 IV. Между мировыми войнами. Ученые и военные блуждали в «бактериальном тумане» и витали в «микробных облаках» // Офицеры. — 2012 — № 2. — С. 62–67.

V. Крах «отряда 731» // Офицеры. — 2012 — № 3. — С. 62–67.

VI. Повелители эпидемий // Офицеры. — 2012 — № 5. — С. 56–61.

VII. Бактериологическая война в Корее // Офицеры — 2013. — № 1. — С. 58–63.